Назад| Оглавление| Вперёд

По плану, утвержденному Ставкой, Острогожско-Россошанская наступательная операция должна была начаться 14 января 1943 г. За два дня до этого, 12 января, соединения всех ударных группировок Воронежского фронта должны были провести разведку боем с целью вскрытия переднего края обороны противника. Получил соответствующий приказ от командующего фронтом и командарм-40 генерал Москаленко, однако он считал, что разведка боем на участках его армии не нужна, так как передний край обороны венгерских дивизий к этому времени был тщательно изучен. 40-я армия уже к 10 января была готова к переходу в наступление, и командующему представлялось нежелательным откладывать его начало, равно как и проводить разведку боем, так как в этой ситуации противник мог разгадать намерения советской стороны и принять меры к отражению удара.

Но командующий Воронежским фронтом генерал-лейтенант Ф.И. Голиков был непреклонен: дело в том, что еще в начале декабря 1942 г. было получено распоряжение Верховного Главнокомандующего, в котором предписывалось: «...Так как немцы знают о наших «М-30»*, взрывающих весь передний край обороны, они усвоили поэтому тактику следующую: оставляют на переднем крае только охранение, а сам передний край обороны относят в глубину на 4 - 5 км. Этой тактике немцев мы должны противопоставить свою контртактику, а она заключается в том, что нам нужно раньше, чем перейти в наступление, делать боевую разведку с целью вскрытия переднего края обороны, и надо во что бы то ни стало добраться до переднего края обороны противника. Провести ряд активных разведок, взять пленных и через них все узнать, с тем, чтобы напрасно не израсходовать боеприпасы. Разведку провести боем, отдельными батальонами за два дня до начала операции».

С приказом Сталина спорить не приходилось, но Москаленко принял решение заранее привести соединения первого эшелона (141-ю, 25-ю гвардейскую, 340-ю и 107-ю стрелковые дивизии и 116-ю, 150-ю и 86-ю танковые бригады) в исходное положение для наступления, а разведку боем провести так, чтобы захватить наиболее важные опорные пункты противника, определенные еще в конце ноября 1942 г., когда на Воронежский фронт приезжал заместитель Верховного Главнокомандующего генерал армии Г.К. Жуков. Тогда на совещании в штабе армии командиры 25-й гвардейской и 107-й стрелковой дивизий генерал Шафаренко и полковник Бежко вступили в спор: каждый доказывал, что наносить главный удар следует в полосе именно его дивизии. В ходе обсуждения с участием командующего армией и Г.К. Жукова было принято решение нанести главный удар силами обеих дивизий; спустя полтора месяца передовые батальоны 107-й и 25-й гвардейской стрелковых дивизий должны были первыми перейти в наступление, началом которого фактически, по мысли командарма, и должна была стать запланированная разведка боем.

107-я стрелковая дивизия полковника П.М. Бежко должна была провести частную операцию с целью улучшения наблюдения и исходного положения для атаки пехоты и танков в Урыво-Покровском, где оборонялась 20-я венгерская пехотная дивизия. Задача по захвату центра села Урыв и южной опушки леса, что севернее Голдаевки, была возложена на 516-й стрелковый полк майора Михаила Николаевича Арутюнова, который, находясь в непосредственном соприкосновении с противником, изучил его систему огня, укреплений и тщательно подготовил прорыв. План частной операции на местности просмотрел и утвердил начальник Генерального штаба генерал-полковник А.М. Василевский, который к этому времени вместе с командующим Воронежским фронтом генерал-лейтенантом Ф.И. Голиковым и группой командиров штаба фронта прибыл в дивизию.

Накануне назначенного срока, 11 января под проволочные заграждения венгров на участке в северной части села Урыво-Покровское саперы 327-го отдельного саперного батальона 107-й стрелковой дивизии заложили 33 мощных фугаса. Командир отделения старший сержант Георгий Яковлевич Крысин под сильным огнем противника разминировал минное поле, чем обеспечил проход танкам, проделал 11 проходов в проволочных заграждениях, под огнем противника установил фугасы, забросал вражеский дзот ручными гранатами и уничтожил 3 солдат противника. Командир другого отделения 327-го осб старший сержант Федор Егорович Зайцев также под сильным пулемет-но-автоматным огнем противника разминировал минное поле, проделал 13 проходов в проволочных заграждениях противника. Несмотря на разрывы гранат, которыми венгры забрасывали саперов, Зайцев подвесил 15 фугасов на проволочные заграждения противника, после этого сам забросал вражеский дзот ручными гранатами. За выполнение этого задания 18 января Г.Е. Крысин был награжден орденом Красной Звезды, а Ф.Е. Зайцев - медалью «За отвагу».

Эти награды были заслуженными: на следующий день проволочные заграждения венгров взлетели в воздух. Вот как рассказывал об этом в своих воспоминаниях комдив 107-й сд полковник Бежко: «12 января 1943 г., в день начала частной операции, ко мне лично обратился дивизионный инженер с просьбой дать ему минуту времени перед артподготовкой, которая должна была начаться в 12 часов, чтобы взорвать заранее подготовленные управляемые фугасы и убедиться в честной работе саперов. Я обещал удовлетворить эту просьбу. И вот точно в 11 час. 59 мин., после поворота ручки взрывного механизма мгновенно произошло 33 сильных взрыва. В воздух взлетело множество щепок от рогаток и столбов проволочного заграждения. Как показывали потом пленные, блестящая работа наших саперов буквально ошеломила солдат противника». Эти взрывы произвели впечатление и на командующего фронтом, в отчетном докладе которого об уничтожении проволочных заграждений противника рассказывалось в довольно приподнятых выражениях: «Необходимо подчеркнуть, что это мероприятие было организовано и блестяще выполнено по инициативе местного командования из 107 дивизии. Еще заранее, готовясь к наступлению, на участке в северной части села Урыво-Покровское, под проволочные заграждения венгров была тайно героями-саперами заложена большая масса фугасов. 12 января, перед моментом атаки передовых батальонов 107 дивизии, одним поворотом подрывной машинки было поднято на воздух и полностью уничтожено проволочное заграждение противника, ошеломившее оборонявшийся батальон венгров. Одновременно последовал массированный удар орудий прямой наводкой и затем стремительная атака пехоты, в ходе которой деморализованный противник был уничтожен и частью взят в плен».

Артиллерийская подготовка действительно была массированной: она продолжалась целый час, с 12 до 13 часов 12 января, и завершилась залпом двух дивизионов PC M-13. Передний край венгерской обороны скрылся под дымом разрывов. «Я находился тогда на наблюдательном пункте командира полка, непосредственно в боевых порядках пехоты, в разбитом кирпичном здании, откуда было очень хорошо наблюдать, - вспоминал П.М. Бежко. - Нам даже были слышны стоны и крики солдат противника». Так было недолго угодить под огонь своих же пушек, но артиллеристы работали точно. Несмотря на близкое расстояние между нашими и вражескими боевыми порядками, - в некоторых местах их разделяло расстояние в 60 м, они укладывали снаряды лишь по венграм, не было ни одного случая разрыва своего снаряда в расположении наших боевых порядков. Результаты действия артиллерии были исключительно велики. Так, например, 16-й ГМП только за 46 залпов уничтожил более 3000 солдат и офицеров, 200 транспортных машин с военным грузом, подавил огонь 10 минометных и 5 артиллерийских батарей.

Артиллеристы 1032-го артиллерийского полка 107-й стрелковой дивизии выкатили орудия на прямую наводку и вели сокрушительный огонь по врагу. Красноармеец Аблагет Каримов, удмурт, орудийный номер 5-й батареи 1032-го АП, заменив выбывшего наводчика, уничтожил прямой наводкой 5 блиндажей и 2 пулеметные точки противника с вооружением и гарнизонами. За этот и другие бои, в ходе одного из которых он под сильным артиллерийским и пулеметно-автоматным огнем противника вывез из загоревшегося здания повозки со снарядами, Каримов был награжден орденом Отечественной войны II степени. Красноармеец Рахим Хусанов, узбек, орудийный номер 2-й батареи 1032-го АП 107-й сд, оставшись из расчета один у орудия, продолжал вести огонь по врагу и уничтожил прямой наводкой 1 дзот с вооружением и гарнизоном и подавил 3 пулеметных точки противника; он также был награжден орденом Отечественной войны II степени.

Красноармеец Михаил Никифорович Афонин, наводчик орудия 76-мм батареи 516-го сп, 12 января 1943 г. при прорыве оборонительной полосы противника прямой наводкой из орудия уничтожил 3 блиндажа и 2 огневых точки противника. Не хуже воевал он и в дальнейшем: 19 января при внезапной встрече с противником Афонин не дрогнул, а вместе с заряжающим Халиновским Владимиром Михайловичем быстро развернул орудие и открыл огонь, подбил легкий танк и автомашину с десантом автоматчиков. М.Н. Афонин был награжден орденом Красной Звезды.

Все время, пока длилась артподготовка, на дивизионном НП, который размещался всего в километре от передовой, находились начальник Генерального штаба A.M. Василевский и командующий фронтом Ф.И. Голиков, который по телефону поддерживал связь с командиром 107-й стрелковой дивизии. Связисты Кленко, Русаков, Михайлов под разрывами снарядов дважды исправляли линию; в целом связь работала отлично.

Сразу после артподготовки при поддержке танков 86-й танковой бригады подполковника В.Г. Засеева стрелковые подразделения 516-го сп стремительной атакой опрокинули всю систему обороны противника, отбросили с переднего края и после 2-часового боя полностью захватили Урыв и всю рощу, что севернее Голдаевки, высоту 160,2 и вышли на ее северо-восточные скаты, где к исходу дня прочно закрепились. Венгры были совершенно деморализованы: «Противник, «одураченный» нашими славными саперами и артиллеристами, никак не мог прийти в себя, - свидетельствует П.М. Бежко. - Наша героически действовавшая пехота вытаскивала из траншей полуобезумевших фашистских вояк, целыми взводами и ротами отправляла в тыл солдат и офицеров».

О том, что пехота 107-й стрелковой дивизии в бою за Урыв действительно действовала героически, говорят задокументированные факты: красноармеец Абдулин ворвался в мадьярский блиндаж, в котором находилось 14 венгров, 10 из них он убил, а 4 взял в плен, отвел в тыл и снова пошел в бой. Штурмовое отделение сержанта Ячменева смелым броском первым ворвалось во вражеские ходы, предварительно ликвидировав проволочное заграждение. Бойцы отделения уничтожили 50 мадьяр и взяли в плен 16 чел. Особенно отличился красноармеец Федор Козупаев, убивший 2 солдат и одного офицера. Сержант Андрей Иванович Луценко, старшина 9-й ср 3-го сб 516-го сп, первым ворвался в траншеи противника, блокировал 2 дзота, убил 1 офицера и 14 солдат, захватил в плен 6 офицеров; за этот бой он был награжден орденом Красной Звезды. Ефрейтор Иван Васильевич Холявко, снайпер 1-го сб 516-го сп, за период обороны на Урывском плацдарме убил из снайперской винтовки 43 солдат противника. 12 января 1943 г. во время прорыва он уничтожил 10 солдат и офицеров, а также пулеметный расчет, мешавший продвижению наших солдат.

Лейтенант Александр Григорьевич Долматов, заместитель командира роты по политической части 1-го сб 516-го сп, при прорыве переднего края обороны противника поднял своих бойцов в атаку, первым ворвался в траншею противника и лично уничтожил до 10 солдат и офицеров противника. Его рота в этом бою уничтожила до 2 взводов пехоты противника; лейтенант Долматов был награжден орденом Отечественной войны II степени. Старший лейтенант Петр Александрович Марченко, комсорг 516-го сп, шел впереди, увлекая за собой бойцов, из своего автомата лично уничтожил более 10 солдат и офицеров противника; он был награжден медалью «За отвагу». Старший лейтенант Михаил Иванович Ткачен-ко, замполит 8-й ср 3-го сб 516-го сп, сумел воспитать бойцов в духе преданности Родине и ненависти к врагу. Его рота успешно прорвала линию обороны противника, истребила около 100 солдат и офицеров противника и взяла в плен 80. Ткаченко все время находился в первых рядах наступающих, личным примером мужества, храбрости и отваги увлекая бойцов на героические подвиги. В бою был ранен, но не ушел с поля боя, пока враг не был разгромлен.

Всего в ходе этого боя было уничтожено более 500 солдат и офицеров противника, захвачено свыше 400 пленных, взяты трофеи: пушек - 56, минометов - 22, пулеметов - 26, и много другого вооружения, в то время как потери 516-го сп не превысили 15 чел. По другим данным, пленных было значительно больше, более 1000 чел., в том числе 32 офицера. Как сообщалось в армейском политдоне-сении, пленных венгров «приводили одетых в пилотки, рваные шинели, закутанных в награбленные одеяла»: нехватка у противника зимнего обмундирования и вообще его низкий моральный дух были очевидными. Об этом свидетельствовали и показания взятого в плен венгерского майора, командира батальона, по материалам которых во фронтовой газете «За честь Родины» (№ 21 (349), 1943, 21 января) была напечатана статья Б. Золотова «Признания венгерского офицера»:
  «Майор Цика Трицис - один из тех представителей венгерской военной клики, которая покорно выполняет волю кровавого пса Гитлера. В первый же день наступления наших частей гитлеровский холоп, командовавший венгерским батальоном, попал в плен вместе со своими солдатами и штабом. Чувствуя безнадежность своего положения, он пытается откровенно высказать свои мысли и чувства.
  - Почему вы не сопротивлялись? -спрашивают майора Цику Трицис.
  - Я увидел, - отвечает пленный офицер, - что имею дело с превосходящими силами, которые окружили мой батальон, и понял, что дальнейшее сопротивление -смерть, а сдача в плен - жизнь.
  - Я не видел ни одного русского солдата, - признает пленный, - который не был бы одет в ватные шаровары, телогрейку, валенки. А наш солдат одет не по сезону: в тонкой шинели, в гимнастерке и брюках из тонкого сукна. Один русский солдат получает на обед столько супа, мяса и каши, сколько пять наших солдат.

Венгерская пресса стремилась укрепить боевой дух гонведов. 1942 г.

Пленный также вынужден признать, что наш боец хорошо вооружен, прекрасно дисциплинирован, дерется храбро, ибо он знает, во имя чего ведет войну с врагами.

- Когда я ехал на Восточный фронт, нам говорили: «Вы обойдетесь собственным вооружением, ибо русские вооружены не лучше вас». Вскоре я убедился, что это -бред. Русские вооружены первоклассным оружием, силу которого мы, венгры, уже почувствовали на своей шкуре.

Пленный рассказывает, что немецкое командование тщательно скрывает правду о широком наступлении советских войск на многих фронтах и об окружении и уничтожении под Сталинградом десятков немецких дивизий.

- Если бы мы узнали об этом, - говорит пленный, - то давно бы началось брожение среди части солдат и офицеров.

Майор Цика Трицис далее рассказывает, что фашистские пропагандисты из кожи лезли вон, чтобы убедить венгерских солдат и офицеров, что русские пытают и расстреливают пленных.

- По правде говоря, на многих эта пропаганда действовала. Но стоило только попасть в русский плен, как сразу стало ясно, что немецкие пропагандисты нагло лгали. Этим они пытались не только удерживать наших солдат и офицеров от сдачи в плен, но и оправдать жестокое отношение и уничтожение многих русских пленных.

Майор Цика Трицис убежден, что скоро венгерские войска будут полностью деморализованы. В этом, конечно, венгерский офицер не ошибается...».

За успешное выполнение боевой задачи командир 516-го стрелкового полка майор М.Н. Арутюнов был награжден орденом Красного Знамени. Командир дивизии вручил награду командиру полка 15 января, в 3 часа ночи, а за несколько часов до этого, вечером 14 января, была получена телеграмма от Верховного Главнокомандующего, в которой он поздравлял 516-й сп и весь личный состав дивизии с хорошо организованным и осуществленным прорывом укрепленной линии обороны противника и объявил благодарность.

25-я гвардейская стрелковая дивизия генерала П.М. Шафаренко проводила разведку боем в направлении рощи «Ореховая», где проходил стык между 7-й пехотной дивизией 4-го армейского корпуса и 20-й пехотной дивизией 3-го армейского корпуса 2-й венгерской армии. Эта роща имела господствующее положение над окружающей местностью и все подступы к ней простреливались многослойным огнем. С захватом этой рощи войскам открывалась возможность продвижения в глубину обороны противника. В атаку должны были пойти 1-й и 3-й батальоны 81-го стрелкового полка при поддержке танков 116-й танковой бригады подполковника А.Ю. Но-вака. 12 января, как только стал рассеиваться утренний туман, позиции противника стала обрабатывать авиация: штурмовики 291-й штурмовой авиадивизии группами по 4 - 6 самолетов наносили бомбардировочные и штурмовые удары по артиллерийским и минометным батареям венгров в Ореховой роще. Штурмовики беспрерывными атаками с воздуха в течение 40 минут подавляли огневую систему этого опорного пункта. После авиации настал черед артиллерии: в 11 часов утра началась артподготовка. Командир 25-й гвардейской стрелковой дивизии вспоминал:
  «Огонь сразу открыли армейские, дивизионные, полковые и батальонные орудия и минометы. Над нашими головами с шуршаньем проносились тяжелые снаряды армейской артиллерии, которая вела огонь с восточного берега Дона. 53-й гв. артиллерийский полк огнем своих пушек, поставленных на прямую наводку, снес дзоты на переднем крае. Роща Ореховая окуталась дымом. Там рушились блиндажи и укрытия, проволочные и противотанковые заграждения, ломались и падали деревья.
  Через час гром артиллерийского огня стал удаляться.
  Тогда на нашем переднем крае раздалось мощное «ура» и был открыт огонь из стрелкового оружия. Оглохшие от канонады, вражеские солдаты выскочили из укрытия для отражения атаки. Из рощи засверкали вспышки выстрелов.
  И тут над нашими головами прорезали красные молнии - это ударили два дивизиона «катюш»...».

Противник был ошеломлен силой авиационного и артиллерийского удара. Как вспоминал об этом впоследствии один из участников событий венгерский солдат Ференц Каллаи, «начался обстрел с русской стороны, все более нарастающий. Сумасшедший орудийный грохот разорвал тишину. Тряслась вся земная поверхность». Воодушевленные увиденным, батальоны 81-го гвардейского стрелкового полка вместе с грозными «KB» пошли в атаку. Противник оказал серьезное сопротивление, которое подавлялось артиллерией дивизионного артполка, поставленной на прямую наводку; когда со стороны Довгалевки стала подходить вражеская пехота с танками, намереваясь предпринять контратаку, по венграм нанесла еще один удар штурмовая авиация. Но не только превосходство в силах и средствах имело значение в этом бою: стрелки передовых батальонов атаковали с огромным напором, ежеминутно показывая образцы отваги и мужества. Так, красноармеец Чекалин, видя, что командиру роты Воронину угрожает опасность, закрыл его своим телом, сам был ранен, но спас командира; в бою за Ореховую рощу Чекалин убил 6 мадьяр. Группа бойцов из 15 человек, во главе со знаменитым снайпером 25-й гвардейской стрелковой дивизии младшим лейтенантом В.И. Голосовым, прокладывая путь к Довгалевке, столкнулась с 60 венгерскими солдатами, которых уничтожили. В этом бою Голосов был ранен.

После двухчасового боя Ореховая роща была захвачена; гвардейцы Шафаренко вклинились во вражескую оборону на фронте шириной 3 км и до 3,5 км в глубину35. На новый рубеж подтягивалась артиллерия, перемещались подразделения второго эшелона 81-го полка, а в противоположную сторону двигался поток пленных. Эту картину во фронтовой газете (№17 (345) от 17 января 1943 г.) описал капитан Ю. Буря-ковский, опубликовавший материал под названием «Ведут пленных»:
  «К новому рубежу, только что отбитому у врага, идут наши автоматчики на лыжах, в белых халатах и капюшонах. Навстречу ведут под конвоем пленных мадьяр.
  Бойцы на минуту останавливаются, чтобы разглядеть их. Сыпятся насмешки. Действительно, жалкий вид у этих «непобедимых» мадьярских гонведов. Пилотки, натянутые на уши, поверх - женские платки, изорванные шинели, разбитые ботинки. Наши гвардейцы, одетые в валенки, полушубки, добротные ушанки, посмеиваются, глядя на дрожащих от холода вражеских солдат.
  Полчаса назад они стреляли в нас, метали гранаты, а сейчас трусливо падают на колени, подымают каждую минуту руки, клянутся в своей ненависти к Гитлеру. Но бойцы знают подлинное лицо этих волков, пьпающихся рядиться в овечьи шкуры.
  - Это вы тут «хорошие», - замечает усач-гвардеец, - когда оружие у вас отобрали.
  Вот ведут группу румын - солдат 4-го полка 7-й дивизии. Сдались, когда другого выхода не было: со всех сторон на них глядели дула русских автоматов. Их офицеры-мадьяры первыми сбежали, бросив солдат. Среди пленных офицеров командир полка полковник Мешку и командир батальона капитан Коцке.
  Рядовой Иозеф Фобиан без ужаса не может говорить о наших орудиях и минометах: «Они изрыли всю рощу. Мы пробовали спрятаться в старых и новых воронках, но многие там остались навсегда. В нашем взводе было 34 человека, но когда началась атака русской пехоты, я никого больше вокруг себя не видел».

«Более страшной вещи, чем атака русского солдата, я еще не видел», - бормочет солдат Золтан Орбан, - когда ваши летчики бомбили, можно было с ума сойти».

Переводчик дословно передает бойцам эти горькие признания.
  - Подождите, еще не то будет, - посмеиваются гвардейцы. И, оттолкнувшись палками, мчатся вперед по лыжне».

Любопытное свидетельство о плохом состоянии венгерских войск еще до начала советского наступления содержится в воспоминаниях Л.И. Духаниной-Бондаренко: «Уже после войны во дворе своего дедушки я увидела странный сапог, очень искусно сплетенный из соломы. Сапог был большой, я могла в нем разместиться как в карете. Старший брат рассказал мне, что в Олынанке мадьяры ходили, а вернее, скользили по деревне в таких «сапогах». Голова всегда у них была укутана тряпками. Шинель подвязана, а если удавалось разжиться овчинным тулупчиком, то они, оторвав рукава, одевали сверху шинели. Шла жестокая война и всем было не до смеха, но над оккупантами смеялись. Пугало да и только!»

В результате разведки боем 12 января оборонявший Ореховую рощу 4-й пехотный полк 7-й венгерской дивизии был разбит наголову. Об этом разгроме уже на следующий день 13 января политотделом 40-й армии была составлена и отпечатана в 5000 экз. оперативная листовка, которую стали распространять среди войск противника.

День 12 января оказался не лучшим и для тех венгерских солдат 7-й пехотной дивизии, которые занимали оборону на участке между Ореховой рощей и Уры-вом, где проводили разведку боем подразделения 340-й стрелковой дивизии, которые так же, как и их соседи, сумели прорвать первую линию обороны противника. При прорыве вражеской обороны 12 января в 1142-м стрелковом полку отличились командир батальона Терехин, замполит Попов, красноармейцы Зиновьев, Ряжев, Харин, Колесников. 1142-й сп истребил свыше 100 солдат и офицеров противника. Умело действовала артиллерия: командир 7-й батареи 911-го АП старший лейтенант В.Я. Скороходов корректировал огонь, подавил 2 пулеметных точки и уничтожил до 30 солдат и офицеров.

Достигнутый в течение дня 12 января силами передовых батальонов тактический успех поставил перед командованием армии и фронта вопрос: ожидать ли назначенного дня общего наступления -14 января, или начать это наступление теперь же. Было решено - начинать немедленно. 13 января дивизии первого эшелона перешли в наступление, которому предшествовала мощная артиллерийская подготовка, а также бомбардировочные удары авиации по штабам и пунктам управления противника и штурмовка его переднего края непосредственно перед атакой. Так как в составе 2-й воздушной армии были ночные бомбардировщики, то удары наносились по ночам. Летчики 646-го и 715-го авиаполков 208-й авиадивизии ночных бомбардировщиков на своих У-2 уничтожали вражеские самолеты на аэродромах в Евстратовке и Уразово, бомбили скопления войск противника в гарнизонах Россоши и Старой Калитвы. Бомбардировочные действия на первом этапе операции были ограничены метеорологическими условиями, однако экипажи атаковали объекты на поле боя с малых высот и причинили большой ущерб противнику. Всего за период 12-15 января ночные бомбардировщики произвели 142 самолето-вылета. Истребительная авиация уничтожала технические средства врага в районах Архангельское, Оськи-но, 1-е Сторожевое, Усть-Муравлянка, Прилепы.

Однако для прорыва венгерской обороны главное значение имела артиллерия. Ранним утром 13о января шестью залпами «катюш» 4-й гвардейской минометной дивизии началась мощная артподготовка, которая продолжалась целых два часа. Армейская артиллерийская группа в составе шести артиллерийских полков (142-й и 93-й пап РГК, 76-й гвапп, 1/152-й и 2/1148-й ran БМ РГК, 1/1156-й пап РГК) под управлением командира 10-й артиллерийской дивизии полковника В.Б. Ху-сида наносила огневые удары по штабам, узлам связи, позициям артиллерии и минометов противника. Артиллеристы заблаговременно засекли артиллерийские и минометные батареи, наблюдательные пункты, дзоты, блиндажи и штабы противника (только взвод оптической разведки 621-го ОРАД засек 52 цели), а затем обрушили на них лавину огня, парализовавшую противника. Связь между полками 10-й артдивизии работала исключительно четко сверху донизу, не было ни одного случая задержки по вине связистов. Все заявки пехоты в течение первого дня наступления выполнялись немедленно, боевые расчеты работали четко, слаженно. Когда командир 93-го пап майор Жеребцов получил задачу уничтожить большое скопление пехоты противника в районе Бол-дыревки, он приказал ее выполнить 2-му и 3-му дивизиону. Через одну минуту дивизионы открыли ураганный огонь. Наблюдатели доложили, что пехота противника почти полностью уничтожена, а остатки ее спасаются бегством; командир дивизии объявил благодарность боевым расчетам 2-го и 3-го дивизионов.

Вели огонь дивизионные артполки; на время артиллерийского прорыва на участке 25-й гвардейской стрелковой дивизии были привлечены артиллерийские и минометные дивизионы 253-й сбр и 322-й сд, на участке 340-й стрелковой дивизии -артиллерия 305-й сд. На участке 107-й стрелковой дивизии опустошительный огонь вели 40 орудий, поставленных на прямую наводку на полукилометровом фронте прорыва. На участке 340-й стрелковой дивизии батареями 839-го ГАП было уничтожено 13 дзотов, 11 блиндажей и около 200 солдат противника. Артиллерийский расчет 5-й батареи 839-го ГАП разбил два орудия, крупнокалиберный пулемет, два наблюдательных пункта и уничтожил до 200 автомашин. Командир орудия, кавалер ордена «Красная Звезда» Игнатенко, наводчик Безверхов, заряжающий Орлов были ранены, но не ушли с поля боя; в дальнейшем все они лечились, находясь в строю.

Своим огнем артиллеристы и минометчики частично парализовали противника, находящегося в главной линии обороны, заставили его вести бесприцельный огонь, не дали возможность подтянуть к переднему краю основные силы, тем самым обеспечив прорыв переднего края венгерской обороны. Наибольшего успеха в первые часы боя добилась 340-я стрелковая дивизия (в оперативное подчинение командира 340-й сд генерал-майора С.С. Мартиросяна был передан 516-й сп 107-й сд, так удачно действовавший накануне), атаковавшая вместе с 150-й танковой бригадой подполковника И.В. Сафронова позиции противника в северной части Уры-ва и наступавшая далее на Болдыревку. Уже к 10.00 первая линия венгерской обороны была прорвана на всю тактическую глубину (на 10 км). Здесь хорошо показали себя саперы и артиллеристы: в 3-й батарее 261-го ИПТД во время прорыва линии обороны противника командир орудия Степанов и наводчик Жегментов уничтожили 2 дзота и 3 ПТР противника. Захватив противотанковую пушку противника, они повернули ее и стали стрелять по врагу. Действуя с группой бойцов 2-го сб 1142-го сп, саперы Саранин и Яшков под шквальным огнем врага резали проволоку, обезвреживали мины. Они быстро сделали два прохода в проволочных заграждениях противника, а когда стрелки поднялись в атаку, зашли во вражеский тыл и ворвались в траншею, где Саранин уничтожил 6, а Яшков - 4 солдат противника.

Быстро прорвав оборону противника, дивизия дала возможность командованию армии ввести в прорыв свежие тылы, парализовать всю систему обороны врага на фронте ударной группы армии и усиленно развивать наступление. В ходе боя за Урыв 1140-й сп обходным маршем окружил, а потом уничтожил всю группировку противника, оборонявшую северо-западную часть Урыва. 2-й стрелковый батальон старшего лейтенанта Фицева окружил мадьяр, засевших в домах на окраине деревни и захватил в плен 200 солдат и офицеров. Всего же за 12 и 13 января частями 340-й стрелковой дивизии было взято в плен 685 солдат и офицеров противника, в том числе 2 младших командира и 3 обер-лейтенанта. После этого 1140-й сп овладел высотой 178,1 и тем самым выполнил поставленную перед ним на первый день наступления задачу; кроме комбата Фицева, лучшие результаты боевых действий в этот день показали замполит Гасин и командир 4-й ср младший лейтенант Дюкарев.

1142-й сп наступал на Болдыревку, при этом боевыми операциями 2-го сб 1142-го сп по овладению Болдыревкой руководил лично командир дивизии генерал-майор Мартиросян. Дерзким налетом в Болдыревку разведчик Георгиенко с 4 бойцами обратил в бегство часть фашистского гарнизона, многих застрелил, нашел 2 шоферов итальянцев и заставил их вести машины. В свою часть он вернулся с тремя автомашинами противника и тремя пленными шоферами.

Стремясь удержать Болдыревку, противник ввел в бой свежие резервы пехоты и танков. Умело используя огонь артиллерии, батальоны 1142-го сп отразили несколько контратак противника, нанесли ему большой урон и захватили Болдыревку. В этих боях особо отличился батальон капитана Терехина, который первым ворвался в деревню и, захватив 2 вражеских пулемета и 1 пушку, открыл из них огонь по отступающим венграм.

Проявили отвагу в этой бою и многие другие бойцы и командиры. Так, командир 120-мм минбатареи 1142-го сп 340-й сд лейтенант Ширяев во время наступления на Болдыревку со своим подразделением захватил артиллерийскую батарею противника из 4 пушек. Это было весьма кстати, так как минбатарея не имела уже мин и не могла поддержать своим огнем пехоту, других средств поддержки также не было. Ширяев развернул 2 захваченные пушки и открыл из них огонь по врагу; артиллерийская поддержка помогла пехоте овладеть селом.

В политдонесениях и наградных материалах эти бои описывались так: «Младший сержант пулеметчик Динов во время наступления поддерживал пулеметным огнем свои подразделения. Но вот кончились патроны. С одним пистолетом в руках Динов бросился в траншею и в упор застрелил трех солдат. Не стало в пистолете патронов. Тогда Динов выхватил винтовку из рук одного венгра и стал разить врагов их же оружием. В этот критический момент младший сержант не растерялся, одного врага он пристрелил в упор, четверым разбил черепа прикладом. 39 врагов уничтожил за один день Динов. Герой был представлен к правительственной награде, о его подвиге была оповещена вся дивизия. Дивизионная газета посвятила показу действий Динова центральное место в номере, увенчав материал «шапкой» на всю полосу: «Нет спасения от руки отважного. Приказано «Вперед!» -действуй, как младший сержант Динов».

В бою за Болдыревку отличился также командир отделения Жвакин. Быстро выкатив пулемет на небольшую высотку правее деревни, он открыл оттуда ураганный огонь по врагу. Ошеломленные его огнем, мадьяры в панике стали разбегаться по улицам. С криком «Ура!» их преследовали наши пехотинцы. На окраине деревни мадьяры попытались оказать сопротивление, перейти в контратаку. Тогда Жвакин снова поддержал своим губительным огнем нашу пехоту, в упор расстреливая из пулемета солдат противника. С большими потерями они откатились назад. Более 90 венгров уничтожил смелый пулеметчик.

Боец Криволап первым ворвался в траншеи противника и уничтожил 5 венгров. Враг яростно сопротивлялся. Мадьяры пустили в ход гранаты, но они угодили по своим. Криволап, используя суматоху, застрелил еще двух мадьяр и восемь взял в плен. Гранатами он разрушил два дзота, 4 землянки и уничтожил 13 венгерских солдат.

Лейтенант М. Диев огнем из своего автомата и гранатами уничтожил за день 20 солдат противника. Младший сержант 1142-го сп Погодин из ПТР подбил танк и автомашину противника, бронебойщик Кривощеков уничтожил 2 танка. Лейтенант Шелестов уничтожил 37 мадьяр, сам погиб смертью героя. Сержант 1142-го сп Моносов со своим расчетом ПТР подбил 2 танка и взял в плен 17 солдат противника. Красноармеец Носков из ПТР подбил автомашину противника. Зам. командира 1-й пульроты по политчасти Коренков по выбытии расчета из строя сам лег за пулемет и уничтожил до 100 солдат и офицеров противника, дав возможность пехоте продвинуться вперед».

Политработники 340-й стрелковой дивизии вообще шли в первых рядах наступающих войск, о чем говорит тот факт, что в первый же день наступления выбыли из строя только в одном 1142-м сп два заместителя по политработе командиров батальонов и 6 заместителей командиров рот. Им было на кого равняться: подполковник Н.И. Болотов, являясь инспектором политотдела 40-й армии, в первые дни наступления находился в 340-й дивизии. В критический момент боя, когда из строя выбыл расчет пулемета, поддерживавшего своим огнем пехоту, он залег за пулемет и метко бил по врагу. Противник пытался уничтожить ожившую огневую точку, но безуспешно. Подполковник Болотов был ранен, но огня не прекращал, и пехотинцы успешно выполнили поставленную боевую задачу.

Прекрасно показали себя в бою 13 января бойцы, командиры и политработники переданного в оперативное подчинение 340-й сд 516-го стрелкового полка. Большие организаторские способности проявили командир 516-го сп майор Арутюнов и зам. командира по политработе ст. бат. комиссар Соколов. Соколов с группой бойцов преградил дорогу 5 танкам противника, перешедшего в контратаку. Используя противотанковые гранаты, он вынудил врага повернуть назад. В этом бою Соколов был ранен; за проявленное мужество он был представлен к ордену Красной Звезды. Старший лейтенант Петр Николаевич Морозов, парторг 516-го сп, 13 января при атаке танков противника на участке 2-го батальона возглавил контратаку, несмотря на тяжелое ранение, не оставил поля боя, пока враг не был разгромлен. Он также получил орден Красной Звезды. Лейтенант Федор Иванович Белобродов в ходе разведки боем 107-й сд 12 января командовал ротой 516-го сп, которая несла впереди боевое знамя полка. Белобродов быстрым броском ворвался в расположение врага с боевым знаменем полка, внес панику в его ряды, при этом ротой было взято в плен 126 солдат и 2 офицера. К вечеру 13 января при наступлении на Болдыревку и при контрнаступлении противника его рота дала сокрушительный отпор вражеской пехоте. Рота не отступила назад ни на шаг; сам Белобродов сменил 6 дисков своего автомата, уничтожив при этом 17 солдат противника. Атака врага захлебнулась, оставив 150 убитых, он отступил. 8 раз противник ходил в контратаку и каждый раз откатывался назад с большими потерями. Белобродов в этом бою был ранен, но оставался в строю до тех пор, пока его рота не выполнила боевого задания. Она первая вместе с подразделениями полка ворвалась в Болдыревку, неся впереди боевое знамя полка. Только после этого Белобродов передал командование своему заместителю. За этот бой лейтенант Ф.И. Белобродов был награжден орденом Красного Знамени.

Пытаясь ликвидировать прорыв своей обороны в районе Урыва, командование противника бросило в контратаку 700-ю отдельную танковую бригаду. Развернулся встречный бой, в котором танки противника столкнулись с машинами 150-й танковой бригады. Победителями из схватки вышли советские танкисты, уничтожившие 14 вражеских танков из 30 участвовавших в контратаке и вынудивших противника оставить Болдыревку. В ходе боя старший лейтенант Захарченко своим танком Т-34 протаранил 2 средних танка противника и захватил в плен командира и начальника штаба 700-й танковой бригады. Военным Советом Захарченко был представлен к ордену Ленина. Так же блестяще 150-я танковая бригада воевала и в последующие дни наступления: уже к 15 января на ее счету числились уничтоженными 8 танков, 37 орудий, 39 пулеметов, 3 миномета и 3775 фашистов.

13 января с большим успехом действовал и сосед 340-й сд слева - 107-я стрелковая дивизия, которая вместе с переданным ей в оперативное подчинение 1144-м сп 340-й сд, 86-й танковой бригадой и частями усиления (512-й ГАП, 1177-й и 1212-й ИПТАП, 494-й армейский минометный полк, саперный батальон), выступая с захваченного накануне рубежа в южной части Голдаевки, наступала в направлении на Девицу - сильно укрепленный опорный пункт обороны противника. В ходе длившегося весь день боя подразделения дивизии, наступая с фронта и фланга, освободили большую часть села вплоть до стыка дорог, идущих на Калинин и Песко-ватку; при этом героически погиб командир 504-го стрелкового полка гвардии майор Шкунов. Командование полком принял на себя капитан Петр Алексеевич Юсов, замполит 504-го сп, который и руководил боем до прибытия вновь назначенного командира полка. Во время этого боя враг оставил на поле боя до 200 трупов солдат и офицеров. П.А. Юсов был награжден орденом Красного Знамени.

Личный состав воевал храбро и умело: так, лейтенант Федор Петрович Маркелов, командир взвода 2-й минроты 504-го сп, в бою в районе с. Девица вместе с красноармейцем Кадыровым захватил в плен разведку противника в количестве 16 чел., за что был награжден орденом Красной Звезды. Старший лейтенант Андрей Григорьевич Бахтин, замполит минроты 2-го сб 522-го сп, поднял батальон в атаку на сильные вражеские укрепления, и противник, не выдержав, побежал. В этом бою он из своего автомата уничтожил 26 солдат противника. Батальоном было взято 147 пленных. Бахтин был ранен; за этот бой он был награжден орденом Красного Знамени. И смело, и умело действовали артиллеристы: старший сержант Виталий Алексеевич Серебренников, командир орудия батареи 45-мм пушек 522-го сп, в бою под селом Девица своим расчетом уничтожил пулеметную точку, 2 блиндажа, чем обеспечил продвижение пехоты. В этом же бою он был послан в артиллерийскую разведку, приблизился вплотную к противнику, из винтовки снял 3 солдат боевого охранения и с разведчиками ворвался в с. Аверино. Враг в панике отступил. Серебренников был награжден орденом Отечественной войны II степени. Старший лейтенант Шалва Семенович Чиквинидзе, грузин, зам. командира мин-роты по строевой части 2-го сб 521-го сп, показал умелое командование подразделением, сам находился среди минометных расчетов, руководил ведением огня по противнику. 13 января в районе с. Девица, будучи в одном из минометных расчетов, заметил 2 пулеметных точки противника, которые своим огнем мешали продвижению пехоты вперед. В результате трех точных выстрелов из миномета они были уничтожены. За этот и другие бои (например, 18 января под Острогожском подразделением Чиквинидзе был подавлен огонь артиллерийского орудия; во время контратаки противника он не растерялся, быстро дал приказ открыть беглый минометный огонь по вражеской пехоте, в результате чего было уничтожено до 80 солдат противника) старший лейтенант Чиквинидзе был награжден орденом Отечественной войны II степени.

Не посрамили своей дивизии и бойцы переданного полковнику Бежко распоряжением начальника Генерального штаба генерала А.М. Василевского 1144-го стрелкового полка 340-й сд. Красноармеец 3-й ср 1144-го сп Сергей Иванович Бараков после прорыва обороны противника в районе Голдаевки вместе с лейтенантом Гавриловым и старшим сержантом Еси-ным зашли в тыл врага, устроили засаду на дороге и при приближении обоза противника напали на него. В результате короткой схватки три смельчака уничтожили 56 солдат противника и 13 взяли в плен, отбили 2 орудия. Замполит 3-й ср 1144-го сп Геннадий Петрович Фомагин в момент наступления на высоты 158,0 и 133,6 показал пример мужества и отваги. Под ураганным огнем противника он шел впереди боевых порядков своей роты, ломая яростное сопротивление врага. Это облегчило полку задачу овладения высотами и разгрома противника в этом районе. И Фомагин, и Бараков были награждены орденом Красной Звезды.

Окончательно противник был выбит из Девицы в ночь на 14 января, тогда же был освобожден и хутор Калинин. В уличных боях на хуторе Калинин отличился старший лейтенант Иван Петрович Лесняк, замполит 2-го сб 504-го сп 107-й сд: он руководил группой бойцов, разгромил численно превосходящего противника, истребив более 50 мадьяр, захватил в плен 23 человека и артбатарею. В критические моменты боя за высоту 182,6 личным примером и умелым руководством вел батальон в атаку. И.П. Лесняк пал смертью храбрых и был награжден орденом Отечественной войны I степени посмертно. Лейтенант Василий Лукич Драчев, замполит 4-й ср 504-го сп, при наступлении на д. Калинино шел в боевых порядках своей роты, личным примером увлекая бойцов на выполнение боевого приказа. Будучи ранен в этом бою, он узнал об упорном сопротивлении противника в одном из домов и, несмотря на ранение, возглавил бойцов и умелыми действиями, окружив мадьяр, частично уничтожил вражескую группу и взял в плен 36 чел. с их оружием. Только будучи вторично ранен, он оставил поле боя.

Всего в бою 13-го января 1943 г. 107-я стрелковая дивизия уничтожила 880 вражеских солдат и взяла в плен 330, в том числе 5 офицеров и 16 унтер-офицеров, захватила 437 винтовок, 62 ручных пулемета, 28 станковых пулеметов, 47 орудий разных калибров. Утром 14 января штаб дивизии со всеми отделениями уже переехал в Девицу и разместился на месте бывшего штаба полка противника. «Это была своеобразная подземная крепость с двадцатью отсеками, с перекрытием в 5 - 7 накатов», - вспоминал командир 107-й сд полковник П.М. Бежко; однако никакие укрепления врага не смогли сдержать наступательного натиска 107-й стрелковой дивизии.

Было бы несправедливым не отметить и тот вклад, который внесла в освобождение с. Девица 86-я танковая бригада подполковника В.Г. Засеева. 13 января 1943 г. командир 1-й танковой роты 232-го тб 86-й тбр капитан Толочный, со своей ротой прорвав линию обороны противника в районе Болдыревки, смял его боевые порядки. При этом Толочный своим танком лично уничтожил 6 вражеских пушек, 12 пулеметных точек и истребил 50 солдат противника. На другой день капитан Толочный, ведя вперед свою роту, прорвал линию обороны в районе Солдатское и на своем танке зашел на 6 км в тыл врага. Танковым тараном он раздавил 4 вражеских пушки, огнем разбил 1 пушку, 8 пулеметных точек и истребил до 100 гитлеровцев. Вместе со своей ротой Толочный уничтожил вражескую автоколонну из 250 автомашин с грузом и живой силой противника. В этом же бою танковый взвод старшего лейтенанта Окуневского уничтожил 8 пушек, 12 пулеметных точек и 80 солдат и офицеров противника. В бою за с. Девица старший лейтенант 233-го тб 86-й тбр Калинин своим танком вступил в противоборство с противотанковыми батареями противника и несколько из них уничтожил тараном, а несколько - артиллерийским огнем. Его машина была подожжена термитным снарядом и он геройски погиб в сгоревшем танке.

Не так успешно развивались события на правом фланге, где оборону противника прорывала 25-й гвардейская стрелковая дивизия, действовавшая вместе с 116-й танковой бригадой. Из-за густого тумана огневая система венгров оказалась подавлена не полностью, и атакующие части несли потери. Только к середине дня удалось захватить игравшую важную роль в системе обороны противника высоту 185,6. Командир дивизии генерал Шафа-ренко решил использовать успех соседа слева - 340-й сд, совершить маневр 73-м и 81-м полками через его полосу и ударить по правому флангу и тылу 20-й пехотной дивизии венгров. Этот маневр увенчался успехом - враг дрогнул и стал отходить. Преследуя противника, стрелковые полки 25-й гв. сд завязали бой за Довгалевку и Веселый Хутор, однако столкнулись с упорным сопротивлением: дело в том, что сюда из резерва 2-й венгерской армии был выдвинут 429-й пехотный полк 168-й немецкой пехотной дивизии .

Бой за Довгалевку принял ожесточенный характер. Бессмертный подвиг в этом бою совершили два гвардейца - командир пулеметного расчета Иван Гаврилович Войлоков и его 2-й номер Александр Данилович Строков. Чтобы вернее поразить расчет вражеского пулемета, находившегося в дзоте, они протащили свой «максим» через проволоку и с расстояния 5-7 метров дали несколько очередей в амбразуру. Расчет немецкого пулемета был перебит, но погиб и И.Г. Войлоков. А.Д. Строков продолжал воевать, был назначен 1-м номером. Командование 78-го гв. сп представило пулеметчика к званию Героя Советского Союза.

Было принято решение атаковать Довгалевку ночью: подтянуть артиллерию, гвардейские минометы, танки и нанести внезапный удар с флангов. К этому моменту 116-я тбр, прорвав совместно с артиллерией оборонительную полосу противника в районе Урыва, вышла в тыл вражеской группировки. На броню был посажен десант автоматчиков 81-го стрелкового полка, и после залпа «катюш» бойцы рванулись в стремительную атаку. Парторг роты ПТР 81-го гв. сп Григорий Лунин первым ворвался со своим отделением в Довгалевку и захватил в плен 12 венгерских солдат и офицера. Противник не выдержал и побежал, бросая вооружение и технику, и к утру населенный пункт был очищен от противника. Большую роль в освобождении Довгалевки сыграли танкисты 116-й тбр. Участник Острогож-ско-Россошанской наступательной операции Петр Николаевич Сахно, командовавший в этом бою танковым взводом, в своих воспоминаниях пишет:
  «В Довгалевке находился штаб тяжелого артполка и резервные части немцев. Они аккуратно построили свою колонну, насчитывающую свыше полусотни машин, подготовили к минированию мост через реку и разбрелись по избам для обогрева и кратковременного отдыха.
  В это время бригада решительно атаковала скопление машин врага с двух сторон, закрывая им выход из села. Впереди, с главного направления - взводы старших лейтенантов Лукина и Бобровицкого. Они овладели траншеями и блиндажами, продолжая уничтожать немцев, давить огневые точки и пехоту гусеницами.
  Ворвавшись в село, захватили батарею тяжелой артиллерии с расчетом, уничтожили 25 немецких танков. Десантники, артиллеристы, мотострелки майора Грачева открыли прицельный огонь по машинам врага. Начали рваться бензобаки. Немецкий штаб полка был уничтожен.
  Освободив Довгалевку, бригада захватила более 150 автоматов, 2 склада с продовольствием, 3 склада боеприпасов, сотни пленных. Тактическая зона обороны противника теперь была окончательно прорвана».

141-я стрелковая дивизия 13 января начала действия по прорыву обороны противника в районе южнее 1-го Сторожевого. Первая батарея 45-мм пушек 190-го ОИПТД 141-й сд 13 января вела огонь по переднему краю противника на западной опушке леса близ хутора Титчиха. 3-е орудие, командиром которого был старший сержант Анатолий Федорович Зубков, вело огонь с открытой огневой позиции прямой наводкой. Вскоре Зубков был ранен, но не оставил поля боя, а скрытно приблизившись к неприятельским траншеям, стал корректировать огонь орудия. Вместо Зубкова командовать орудием стал наводчик Антон Иппатович Абраменко-Абрамов, а на место наводчика стал подносчик снарядов красноармеец Харитон Антонович Федосеев. Не теряя ни минуты, под сильным минометным и пулеметным обстрелом, расчет 3-го орудия вновь открыл огонь по противнику. Наша «соро-капятка» в этом бою уничтожила одно вражеское орудие и станковый пулемет, причинила значительный урон живой силе противника, находившегося в траншее. (Необходимо отметить, что расчет Зубкова так же смело и мужественно действовал и в последующие дни наступления. 15 января в районе Оськино 3-е орудие 1-й батареи 190-го ОИПТД, находясь во вражеском полукольце, прямой наводкой на дистанции 150 м метко разило обороняющегося противника, чем было обеспечено продвижение нашей пехоты в с. Оськино. 19 января под с. Кочетовка орудие Зубкова рассеяло огнем на дистанции в 200 м разведгруппу противника численностью до 40 человек. Храбрость и отвага орудийного расчета были отмечены командованием: А.Ф. Зубков и Х.А. Федосеев были награждены медалью «За отвагу», А.И. Абраменко-Абрамов - медалью «За боевые заслуги»).

В 19.00 13 января 1943 г. пехота заняла исходное положение для наступления в районе плацдарма западнее села Титчиха. Высланная 745-м сп разведка привела пленного, который показал, что моральное состояние войск противника, в результате успешных действий соседних частей, подавленное. В эту ночь по инициативе командира полка полковника В.П. Сирот-кина была предпринята силовая разведка. 1-й батальон решительным броском ворвался в траншеи противника. Завязалась рукопашная схватка, в результате которой ротный опорный пункт противника был захвачен нашими войсками. В этом бою противник потерял 50 чел. убитыми и 20 ранеными, тогда как наши потери составили всего 2 чел. ранеными.

Таким образом, в течение первого дня линия обороны 2-й венгерской армии была прорвана на нескольких участках; войска 40-й армии продвинулись вперед на расстояние от 4 до 10 км. Наступление советских войск явилось полной неожиданностью для немецко-венгерского командования. Взятый в плен начальник артиллерии 3-го венгерского корпуса генерал Деше отмечал: «Мы думали, что это наступление небольшого масштаба... Полагали, что это наступление будет только на юге. Удара севернее не ожидали. К моменту пленения это была дезорганизованная масса пехотинцев и артиллеристов. Из всего корпуса осталось до 3 тыс. человек, остальные разошлись мелкими группами неизвестно куда». Вот что писал о первом дне наступления советских войск в своем дневнике командующий 2-й венгерской армией генерал Г. Яни: «В течение дня стало очевидным, что: а) надежды на восстановление первоначальной линии фронта нет; б) устоять в данной ситуации невозможно (истощение войск, необыкновенный холод); в) планомерный отход едва ли возможен; г) также в случае окружения нельзя ожидать, что мы сможем продержаться долгое время, т.к. для этого мы материально не обеспечены». Доктор Йожеф Эргедьи так описывал эти события: «На нас повернули танки, много танков. Невозможно было держать оборону, иначе нас окружили бы и уничтожили. Кого не успели взять в плен, те отходили в сторону Воронежа. Но это было не отступление, это было бегство. Было ужасно». Пленный венгерский солдат рассказывал о начале советского наступления: «В 10 часов заговорила адская машина. Сердце остановилось. Все бежали куда могли. Кругом бушует море дыма. 15-20 самолетов бомбили нас. Дрожит земля, кровь покрывает землю. Хрип смерти заполняет минуты затишья, а потом снова начинается ад, дым, огонь, взрывы».

Но главные события еще только начинались: на следующий день, 14 января, в наступление перешли все ударные группировки Воронежского фронта, а также 6-я армия Юго-Западного фронта. Военный Совет Воронежского фронта обратился к бойцам, командирам и политработникам частей армии с приветствием в виде листовки, изданной тиражом 50 тыс. экз. В листовке говорилось: «Слава Вам! Поздравляем Вас с боевыми успехами, желаем Вам военного счастья, удачи и победы. Пусть слава покроет ваши боевые знамена. Путь весть о Ваших подвигах разнесется по родной земле, обрадует советский народ. Помните - Вы не одни. За Вами идут новые полки, свежие наши силы. Вас ведет в бой великий, родной и любимый Сталин. Вперед же товарищи, к победе! Смерть и горе врагу!».

40-я армия продолжала развивать наступление, задача которого, как пишет В.П. Морозов, «состояла в том, чтобы не дать противнику возможности занять вторую полосу обороны. Наши войска должны были, введя в сражение силы из вторых эшелонов, не только не позволить отходившим разбитым частям противника закрепиться на второй оборонительной полосе, но и преодолеть эту полосу с хода, прежде чем ее смогут занять резервы противника, подтянутые из глубины». Забив узкий и неглубокий клин в оборону противника в первый день операции, войска армии ощущали перед собой сильную группировку противника, которая хотя и отходила с основных позиций, но не была еще основательно надломлена. Кроме того, часть сил гарнизонов Коротояка и Острогожска, не имея на себе флангового давления, готовили удар во фланг частям, идущим в прорыв. Для обеспечения дальнейшего развития прорыва и уничтожения группировок в Коротояке и Острогожске, а также для закрытия всех возможностей выхода и концентрации сил противника в лесах северо-восточнее Острогожска, в лесах западнее Иловское и в районе Верхней и Нижней Олыневки, 14 января 340-я и 107-я сд, разворачиваясь своим правым флангом, перешли в наступление вдоль занимаемого фронта обороны армии, а на развитие успеха в южном направлении на стыке 340-й и 107-й стрелковых дивизий командующий 40-й армией генерал-майор Москаленко ввел 305-ю стрелковую дивизию полковника И.А. Даниловича. В свою очередь, в бой на стыке между 141-й и 25-й гвардейской стрелковыми дивизиями была введена 253-я стрелковая бригада подполковника М.Н. Красина.

Перед 141-й стрелковой дивизией стояла задача взять сильный узел сопротивления противника - 1-е Сторожевое. По плану командования, полки 141-й сд должны были ударить левым флангом в обход 1-го Сторожевого с юга и юго-запада, а в лоб укрепления противника должен был штурмовать фронтовой штрафной батальон, находившийся в оперативном подчинении командира 141-й сд. В помощь командиру штрафного батальона был командирован агитатор армейского политотдела капитан Дмитрий Васильевич Лаптухов, который провел несколько политических бесед, сам участвовал в боях, поднимал бойцов в атаку, проявив при этом мужество, смелость и умение, за что был представлен к правительственной награде . Бойцы, командиры и политработники штрафбата Воронежского фронта дрались с врагом, не жалея жизни, и с честью выполнили поставленную перед ними боевую задачу. Так, лейтенант Вениамин Петрович Константинов, зам. командира взвода по п/ч ОШБ ВФ, 14 января в бою за 1-е Сторожевое вел взвод в атаку. Прорвал сильно укрепленную линию обороны противника, пленил 80 и лично уничтожил 12 чел.; был награжден медалью «За боевые заслуги». Старший лейтенант Александр Александрович Пе-ченин> командир отдельной роты ОШБ ВФ, в бою за 1-е Сторожевое шел во главе роты; награжден медалью «За отвагу».

Старший лейтенант Иван Николаевич Ма-мантов - командир роты отдельного штрафного батальона Воронежского фронта, 14 января первым ворвался со своими подчиненными в траншеи противника под 1-м Сторожевым; несмотря на ранение в ногу, он продолжал командовать ротой, и за свои боевые заслуги был награжден орденом Красной Звезды. Старший лейтенант Дмитрий Васильевич Мищенко также командовал ротой ОШБ ВФ; 14 января его рота первой ворвалась в Сторожевое с правого фланга, увлекая за собой остальные роты. Мищенко мастерски руководил уничтожением противника в ходах сообщения и блиндажах, не давая врагу закрепиться. За этот и другие бои он был награжден медалью «За отвагу». Евгения Андреевна Майстрен-ко, воспитанница детдома, вступила в Красную Армию в 1938 г. добровольно, участвовала в советско-финской войне, имела 3 ранения, 2 контузии, дослужилась до звания воентехника 2 ранга, и в этом звании попала в штрафной батальон в качестве штрафника. Свою провинность она искупила сполна, работая санитаром в ночь с 13 на 14 января в районе 1-го Сторожевого. Под сильным артиллерийским и минометным огнем Майстренко вынесла с поля боя 13 человек тяжелораненых с их оружием. Участвовала 2 раза в разведке, проявив стойкость и самоотверженность. Восстанавливала связь под сильным артиллерийским и пулеметным огнем противника. Е.А. Майстренко была награждена медалью «За отвагу». Такую же награду получила и Раиса Фроловна Перлина, фельдшер 2-й армейской штрафной роты ОШБ ВФ, которая с 13 по 19 января 1943 г. спасла жизнь около 400 раненым бойцам и командирам, вынесла с поля боя 32 чел.

Одновременно основные силы 141-й сд наносили удар по позициям противника в 1-м Сторожевом с фланга. 14 января в 9.30 утра после короткой артподготовки наши подразделения пошли на штурм села. Командир 745-го полка, зная расположение укреплений, применил маневр и, пустив в лоб для демонстрации атаки одну роту, основными силами пошел в обход с юго-западной стороны. В результате этого обходного маневра село было окружено и гарнизон противника полностью уничтожен. Развивая наступление в северо-западном направлении, подразделения 745-го и 796-го сп пошли на пункты Архангельское, Оськино. Таким образом, прорыв обороны противника осуществлялся с фланга, нарушая управление и взаимодействие отдельных звеньев.

796-й сп, сломив сопротивление противника, в ночь на 15 января завязал бой за село Архангельское. После упорного боя противник отступил, оставив 6 складов с боеприпасами, 5 складов с продовольствием, один склад с велосипедами. Сдались в плен 600 солдат и офицеров противника. На поле боя осталось 400 трупов вражеских солдат и офицеров, 5 разбитых орудий, 12 станковых и 22 ручных пулемета, много винтовок и автоматов. Полк освободил также 450 венгерских евреев, пригнанных сюда на окопные работы в составе так называемых рабочих батальонов.

Относительно этих рабочих батальонов следует сказать, что руководство хортист-ской Венгрии стремилось включить в их состав всех неблагонадежных, чтобы удалить их из страны. В статье под названием «Куда делись солдаты?», опубликованной 18 января 2003 г. в венгерской газете «NEPSZAVA» («Слово нации»), И. Сас утверждает: «Командиры, отправлявшие рабочие батальоны, состоявшие в основном из евреев, не делали тайны из того, что их ожидает на Восточном фронте, какая судьба им уготована. 12 апреля 1942 года капитан Мураи Липот, командовавший округом в NAGYKATA в Венгрии, утверждал, обращаясь к ним: «Сейчас вы поедете на Украину, но оттуда обратного пути нет. Поцелуйте сейчас дорогую для вас родную землю, потому что вы её больше не увидите. А если кто-то из вас вернется живым обратно, то сдохнет здесь». Рабочие-евреи строили оборонительные укрепления на Дону вместе с насильно согнанным на эти работы гражданским населением. Примером отношения венгерского командования ко всем этим людям может послужить следующее высказывание генерал-майора Уйлаки: «Сейчас для нас самое важное - поскорее закончить сооружение позиций. Если рабочих и постреляют, мы не много потеряем. Кто бы они ни были - евреи или русские, - все они наши враги. Чем больше их убьют, тем меньше врагов будет у нас».

Рабочим батальонам пришлось разделить судьбу 2-й венгерской армии. «NEPSZAVA» пишет: «Рабочих этих батальонов не считали за людей, у них отнимали пищу, воду, избивали. Например, подполковник жандармерии Таваши устраивал показательные расстрелы людей из рабочих батальонов... Трагедия 24 тысяч рабочих из этих батальонов - это трагедия Венгрии в драме 2-й венгерской армии. Более двух третьих из них были уничтожены на Дону. Среди них были выдающийся писатель и историк литературы SZERB ANTAL (СЕРБ АНТАЛ), писатель REJTO JENO (РЕИТО ЕНО), известный венгерский публицист BALINT GYORGY (БАЛИНТ ГЕОРГИ) и другие».

В боях 14-15 января за 1-е Сторожевое, Архангельское и Оськино бойцы и командиры 141-й стрелковой дивизии показали себя с самой лучшей стороны. Младший лейтенант Леонтий Иванович Ратьков, командир взвода 2-й ср 1-го сб 745-го сп, в боях за 1-е Сторожевое дважды водил свой взвод в атаку, был ранен, но руководил боем до полного освобождения Сторожевого. Лично в штыковом бою уничтожил 3 солдат противника. Старший лейтенант Яков Яковлевич Родкин, командир 2-й ср 745-го сп, в бою за 1-е Сторожевое сам лично убил 4 солдат и 1 офицера противника и 7 солдат взял в пленю8 Лейтенант Степан Иванович Журавлев, командуя взводом 55-мм минометов 5-й ср 745-го сп, в боях в районе 1-го Сторожевого уничтожил до взвода солдат и офицеров противника. Сам лично убил 2 солдат противника и 2 взял в плен. Старший лейтенант Петр Николаевич Старков, командир 4-й ср 687-го сп, в бою за Архангельское со своей ротой одним из первых ворвался в село. Во время рукопашной схватки было уничтожено 45 солдат и офицеров противника, взято в плен 27, захвачено 2 ручных пулемета, 3 склада боеприпасов, до 70 винтовок и 2 миномета. Сержант Аким Ефремович Курзин служил командиром отделения 301-го отдельного учебного батальона 141-й сд.

14 января, когда разведка противника напала на его отделение, Курзин повел своих бойцов в контратаку, и враг отступил. Сержант Курзин организовал преследование, в ходе которого пленил младшего офицера и раненого солдата-румына. Лейтенант Тит Елизарович Кулик, замполит 7-й ср 745-го сп, в бою за Архангельское с группой бойцов окружил группу солдат противника, частично уничтожил ее, 8 человек взял в плен, лично застрелил 2 солдат противника. Все они были награждены медалью «За отвагу». Медаль «За боевые заслуги» получил лейтенант Александр Иванович Пожарников, командир взвода роты автоматчиков 745-го сп, в боях за Архангельское 3 раза водил свой взвод в атаку, при этом было уничтожено более 50 солдат и офицеров противника. Пожарников лично уничтожил 2 офицеров и 3 солдат противника. Бойцы 745-го сп Крючков и Коротков при захвате села Архангельское с 7 красноармейцами зашли противнику во фланг, уничтожили 15 и захватили в плен 22 солдата противника. Красноармеец 745-го сп Мажикиев гранатами уничтожил расчет противотанковой пушки противника, обеспечив тем самым дальнейшее продвижение наших подразделений.

Большую помощь пехоте оказывали минометчики - такие, как лейтенант Мартьян Васильевич Гребенщиков, командир взвода 3-й минометной роты 745-го сп. В боях за 1-е Сторожевое и Архангельское миномет ный взвод под его командованием не раз отражал контратаки противника в рукопашной схватке. В боях за 1-е Сторожевое Гребенщиков умелой расстановкой своих минометов и корректировкой огня уничтожил более взвода солдат и офицеров противника, станковый пулемет с прислугой, склад и 2 повозки противника. В штыковой схватке лично уничтожил одного офицера и 5 солдат противника. Старший лейтенант Василий Андреевич Мальтой - командир минометной роты 82-мм минометов 1-го сб 745-го сп, служил в Красной Армии с 1938 г., был участником боев на Халхин-Голе. В боях по освобождению населенных пунктов 1-е Сторожевое и Архангельское, умело руководя огнем своих минометов, уничтожил со своей ротой 4 минометных батареи, 3 пулеметных точки и до роты солдат и офицеров противника. В боях за 1-е Сторожевое отразил контратаку противника, при этом лично застрелил одного офицера. Был награжден орденом Красной Звезды. Старший лейтенант Вениамин Николаевич Блинов командовал 2-й ротой 82-мм минометов 745-го сп. В боях за 1-е Сторожевое, Архангельское рота Блинова меткими залпами уничтожила до роты пехоты противника, 3 повозки, 2 станковых пулемета, расчет батареи; В.Н. Блинов был награжден медалью «За отвагу».

Так же отважно воевали и представители других воинских профессий - артиллеристы, пулеметчики, саперы, связисты, разведчики. Старший лейтенант Дмитрий Алексеевич Лохмаков командовал 4-й батареей 348-го АП; 15.01.43 с группой разведчиков из 4 чел. Лохмаков блокировал дзот с засевшими в нем солдатами и офицерами противника. В коротком бою было убито 5 фашистов и взято в плен 15. Д.А. Лохмаков был награжден орденом Красной Звезды. Старший лейтенант Иван Семенович Макаров, командир роты ПТР 745-го сп, при отражении контратаки противника под Архангельским был ранен, но не ушел с поля боя до тех пор, пока атака не была отбита; лично уничтожил 2 солдат противника. Награжден медалью «За отвагу».

15.01.43 во время наступления на деревню Оськино пехотные подразделения оказались перед дзотами противника и дальше продвинуться не могли. Тогда была брошена в бой 1-я батарея 190-го ОИПТД 141 сд под командованием старшего лейтенанта Даниила Петровича Бе-лана. Батарея проделала марш в 30 км, артиллеристы тащили на себе орудия и боеприпасы и с марша вступили в бой. Батарея попала в полукольцо вражеских дзотов, которые вели огонь из пушек и пулеметов. Личный состав самоотверженно вел огонь по вражеским дзотам. Старший лейтенант Белан под сильным ружейно-пулеметным огнем противника прополз 150 м к орудию, из расчета которого выбыло 4 человека (2 человека были убиты и 2 ранены), и сам стал лично вести огонь по противнику, который находился на гребнях высот и в лесу, что юго-восточнее Оськино. Белан уничтожил 2 дзота и нанес большие потери пехоте противника, находившейся в 200 - 300 м от орудия. Во время стрельбы у двух орудий заклинило затворы. Заметив это, фашисты бросились в атаку. Присутствовавшие здесь командир дивизиона старший лейтенант Лебедев и начальник штаба старший лейтенант Кирилянчик под сильным пулеметным огнем вытащили затворы, сделали полную разборку и устранили неисправность. Молчавшие орудия вновь открыли ураганный огонь. Батарея отбила атаку, уничтожила 5 дзотов и дала возможность стрелковым подразделениям выполнить поставленную задачу.

Орудийный номер 45-мм пушки 190-го ОИПТД, подносчик снарядов Георгий Федорович Агафонов в бою под с. Оськино под сильным ружейно-пулеметным огнем противника беспрерывно снабжал орудие снарядами, которые подносил 3 раза на расстояние 70 - 80 м. Действовал самоотверженно и не дрогнул, когда из орудийного расчета осталось 2 человека. Награжден медалью «За боевые заслуги».

Наводчик ружья ПТР 1-го взвода роты ПТР 190-го ОИПТД Григорий Тихонович Коновалов в том же бою за Оськино под сильным ружейно-пулеметным огнем противника выдвинулся с ружьем ПТР на открытую огневую позицию и прямой наводкой стал вести огонь по амбразурам дзотов противника. Метким выстрелом он уничтожил вражеский пулемет, который наносил урон нашей пехоте. Коновалов был награжден медалью «За отвагу».

В боях за высоту юго-западнее Архангельского станковый пулемет противника мешал продвижению наших подразделений вперед. Старший лейтенант Дмитрий Николаевич Жулин, командир 3-й пуль-роты 745-го сп, рискуя жизнью, подполз к пулемету противника и гранатами уничтожил пулемет вместе с расчетом. Поставленная перед батальоном боевая задача была выполнена. Старший лейтенант Сергей Всеволодович Цветков, командир 1-й пульроты 745-го сп, в боях за 1-е Сторожевое и Архангельское показал себя исключительно храбрым и тактически грамотным командиром. В боях за Сторожевое ведением огня из своего пулемета он расчищал путь наступлению пехоты, отремонтировал пулемет под огнем противника. В боях за Архангельское с группой бойцов своей роты отбил 2 контратаки противника, где лично из пулемета расстрелял более 10 солдат противника.

Лейтенант Василий Васильевич Баранов, командир саперного взвода 745-го сп, находился в рядах Красной Армии с 1938 г., был участником боев на озере Ха-сан. В боях по освобождению 1-го Сторожевого, Архангельского, Яблочного умело руководил саперным взводом, обеспечивая продвижение полка, разведывая дороги и пути подхода. В бою за 1-е Сторожевое, возглавляя взвод, отразил контратаку противника, лично застрелил 1 фашиста. В боях за Архангельское также участвовал в отражении контратак противника, лично уничтожил 2 вражеских солдат. Награжден медалью «За отвагу».

Красноармеец Прокофий Семенович Гуменников, сапер 207-го отдельного саперного батальона 141-й сд, участвовал во всех боевых операциях батальона. При наступлении на 1-е Сторожевое и Архангельское он с бойцами своего отделения обеспечивал движение вперед, очищая дорогу от мин противника. Награжден медалью «За отвагу». Ту же награду получили красноармейцы 207-го отдельного саперного батальона Алексей Федорович Домрачев, Федор Владимирович Загайнов, Иван Петрович Иванов, Алексей Константинович Туманов, Габдукбар Аниризяно-вич Тимирбаев и сержант Николай Петрович Хиринский.

Старший лейтенант Владимир Павлович Головко, начальник связи 348-го АП, во время боев по прорыву обороны противника на Сторожевском плацдарме и в ходе дальнейшего продвижения наших войск образцово организовал связь КП с дивизионами. Контролируя прокладку линии связи с риском для жизни, он обеспечил оперативное руководство поддерживающих их групп. Смелое руководство и умелая организация, показанные Головко, явились примером действий по налаживанию связи в наступательных боях. Награжден медалью «За боевые заслуги» . Командир отделения связи 348-го АП Бакулев Григорий Андреевич во время боя за 1-е Сторожевое 14 января 1943 г. образцово организовал работу отделения связи, своевременно обеспечил связь ОП батареи с НП дивизиона и батарей, обеспечив успешное действие артиллерии. Бакулев сам под сильным ружейно-пулеметным огнем противника восстанавливал связь. Ефрейтор Иван Степанович Горохов, телефонист штабной батареи 348-го АП, при прорыве оборонительной полосы противника на Сторожевском плацдарме 15.01.43, будучи на НП командира полка, держал связь группы, которой командовал командир полка. Под артиллерийским и минометным огнем лично 10 раз восстанавливал связь. При обстреле командного НП, жертвуя своей жизнью, спас жизнь командиру полка и начальнику штаба полка. Решительность и инициативность в действиях И.С. Горохова явились примером мужества и отваги; он был награжден медалью «За боевые заслуги» . Старший лейтенант Пантелей Алексеевич Бугаев, командир роты связи 745-го сп, в боях за Архангельское со своими связистами отразил контратаку противника, при этом лично убил 2 солдат и 1 офицера. Награжден медалью «За Отвагу». Ефрейтор Михаил Андреевич Абросимов, старший телефонист 655-й отдельной роты связи 141-й сд, во время боя за 1-е Сторожевое дважды восстанавливал связь. Награжден медалью «За боевые заслуги». Красноармеец Илья Емельянович Плотунин, конный связной 796-го сп, был направлен в одно из боевых подразделений для вручения командованию боевого приказа. Приказ был доставлен своевременно. На обратном пути в поле Плотунин наткнулся на группу противника, убил оказавшего сопротивление офицера, а 22 солдата взял в плен и привел в дивизию. Награжден медалью «За отвагу».

За обеспечение беспрерывной телефонной и радиосвязи в период наступления медалью «За боевые заслуги» были награждены: сержант Григорий Тихонович Де-менков - командир отделения телефонно-кабельного взвода 655-й отд. роты связи; сержант Николай Васильевич Клюшин -командир отделения телефонно-кабельно-го взвода 655-й отд. роты связи; красноармеец Иван Васильевич Куприянов - связной 655-й отд. роты связи; сержант Александр Николаевич Корнилов - начальник рации РБ 655-й отд. роты связи; старший сержант Иван Андреевич Коранец - начальник рации РБ 655-й отд. роты связи; ефрейтор Андрей Георгиевич Суягин -старший телеграфист 141-й сд; сержант Михаил Никитович Тепцов - начальник рации РБ 655-й отд. роты связи; ефрейтор Сергей Михайлович Шаломов - телефонист 655-й отд. роты связи.

Лейтенант Андрей Алексеевич Филипов, помощник нач. штаба по разведке 745-го сп, служил в Красной Армии с декабря 1938 г., участник советско-финской войны, имел три ранения, был награжден медалью «За отвагу». За время боевых действий полка с 12.01.43 обеспечивал 745-й сп разведданными. Благодаря правильно организованной разведке командование полка всегда имело данные о противнике. Начиная с 15.01.43 Филипов лично руководил разведкой. Не раз разведгруппа отражала атаки противника с большими для него потерями. В боях за высоту 219,5 с группой разведчиков из 8 человек лейтенант Филипов, выполняя боевое задание, отразил контратаку противника численностью до роты, чем обеспечил захват высоты. Награжден орденом Красного Знамени.

Лейтенант Яков Иванович Чмырев, командир взвода 7-й ср 745-го сп, руководил батальонной разведкой в боях за Архангельское. В бою уничтожил 2 офицеров, 20 солдат противника, захватил в плен 25 фашистов, своевременно дал точные сведения о противнике. Награжден медалью «За отвагу».

Вместе с солдатами и офицерами 141-й стрелковой дивизии в эти дни продолжали самоотверженно сражаться с врагом бойцы и командиры штрафного батальона фронта. Старший лейтенант Никита Евти-хович Соболь в бою за с. Архангельское в ночь с 14 на 15 января мужественно и храбро вел на штурм своих подчиненных под сильным огнем противника, сам уничтожил 10 человек; за этот подвиг он был награжден орденом Красной Звезды. Старший лейтенант Григорий Алексеевич Чупряев, зам. командира взвода по политчасти 3-й штрафной роты ОШБ ВФ, 15 января 1943 г. в бою за Архангельское личным примером мужества и отваги под сильным огнем противника вел бойцов в атаку. Чупряев взял в плен 37 фашистов и лично уничтожил 17. Награжден медалью «За отвагу». Младший лейтенант Иван Петрович Грачев, командир взвода 3-й штрафной роты ОШБ ВФ, 15 января в бою за Архангельское вел в атаку своих бойцов, захватил в плен 52 фашиста, взял 3 пушки и 8 пулеметов. Награжден медалью «За боевые заслуги». Старший сержант Петр Григорьевич Никитин - старшина 3-й роты ОШБ, при наступлении на Архангельское при выбытии из строя командира взвода принял командование на себя. Лично уничтожил 30 фашистов; был награжден медалью «За отвагу». Красноармеец Борис Иванович Каравашкин, штрафник ОШБ ВФ, 15.01.43 в бою за Архангельское умело руководил отделением, отбил 3 контратаки противника, примером мужества и отваги увлек бойцов в атаку, со своим отделением взял в плен 22 чел. и лично уничтожил 3 офицеров. Вьшес с поля боя раненого командира роты. Награжден медалью «За боевые заслуги». Красноармеец Василий Степанович Абшаров - стрелок ОШБ ВФ, 15 января в районе с. Архангельское умело руководил отделением, будучи раненным, не ушел с поля боя. Лично уничтожил 27 фашистов и со своим отделением взял в плен 64 чел.; награжден медалью «За отвагу». Красноармеец Василий Николаевич Бочаров, также служивший стрелком ОШБ, 15 января при наступлении на с. Архангельское отбил 2 контратаки противника, захватил 15 винтовок, 1 пулемет, 2 миномета противника. Застрелил 1 офицера, чем спас жизнь раненому среднему командиру; был награжден медалью «За отвагу».

За отвагу и мужество, проявленные в бою за 1-е Сторожевое и других боях, получили заслуженные награды и другие штрафники.

Эффективно действовала введенная в бой 14 января 253-я стрелковая бригада. В своих воспоминаниях командующий 40-й армией генерал К.С. Москаленко писал: «253-я стрелковая бригада, которой командовал подполковник М.Н. Красин, была укомплектована курсантами военных училищ. Она являлась одним из лучших соединений в составе 40-й армии и блестяще оправдала возлагаемые на нее надежды». 253-я сбр разгромила в Мастюгино штаб 7-й венгерской пехотной дивизии, были захвачены важные документы. Пример умелого руководства вверенным подразделением показал командир 1-го батальона капитан Галкин. Получив задачу окружать пути отхода противника из 1-го Сторожевого, Галкин, проявив разумную инициативу, продолжал вести бой на окружение и уничтожение врага. Развивая удар в направлении Оськино, его бойцы захватили в лесу 45 пленных с оружием и боеприпасами, а затем неожиданно для противника совершили нападение на село, уничтожили более 200 венгров, освободили населенный пункт, захватив при этом 2 винных и 4 продовольственных склада, 6 орудий, много снарядов и боеприпасов. После этого бойцы Галкина продолжали успешно выполнять задачу по овладению селом Рос-сошки. Командованием бригады капитан Галкин был представлен к правительственной награде - ордену Красного Знамени, а всего за дни наступления в 253-й сбр было представлено к наградам 31 чел., в том числе к ордену Ленина - 2 чел., к ордену Красного Знамени - 26 чел.

Вместе с 4-м батальоном 253-й стрелковой бригады 14 января в освобождении Мастюгино участвовал 78-й полк 25-й гвардейской стрелковой дивизии. Овладение этим населенным пунктом открыло возможность достичь второй полосы обороны противника, которая еще не была занята его частями. Опорный пункт второй полосы вражеской обороны Платаву было решено захватить как можно быстрее, для чего был создан передовой отряд в составе 81-го стрелкового полка и танкового батальона 116-й танковой бригады, за которыми вторым эшелоном следовал 73-й стрелковый полк. Командир 25-й гвардейской стрелковой дивизии П.М. Шафаренко рассказывает о взятии Платавы так:
  «Преследуя разбитые части 20-й и 7-й хортистской дивизий и 429-го полка немцев, наши полки почти одновременно к 20.00 вышли на исходное положение в готовности к атаке Платавы.
  Подул сильный ветер. Мороз дошел до двадцати пяти градусов. Враг, видимо, знал, что на правом берегу Дона третьи сутки идут тяжелые бои, но полагал, что это еще далеко. Стремительный бросок позволил нам выйти к опорному пункту противника. Когда ударили «катюши», в Платаве возникла страшная паника. С наблюдательного пункта мы видели, как среди горящих построек мечутся гитлеровцы, не понимая, кажется, откуда ведется огонь.
  Передовой отряд дивизии первым ворвался на юго-восточную окраину села. Танкисты выбивали гитлеровцев из хат, где они пытались закрепиться. Овладев восточной частью Платавы, полки А.С. Белова и К.В. Билютина стали пробиваться к северо-западной и западной окраинам, создавая угрозу полного окружения вражеского гарнизона. Несколько танков с десантом вышли на западную окраину Платавы, закрыв врагу дорогу в свой тыл. Ночной бой продолжался недолго. Через два часа остатки фашистов, бросая технику, оружие и раненых, бежали».

После взятия Платавы 25-я гвардейская стрелковая дивизия продолжала развивать наступление в направлении на Репьевку и к исходу дня достигла населенного пункта Фабрицкое. В течение одного дня 15 января дивизией было взято в плен 620 венгерских солдат и офицеров, захвачено 75 орудий, 120 тракторов, 37 автомашин, 49 пулеметов, 37 минометов, 1123 винтовки, 120 повозок, 54 противотанковых ружья и 3 склада.

На параллельном направлении наступала введенная в бой 14 января 305-я стрелковая дивизия. К исходу первого дня она продвинулась на 5 км и вышла ко второй полосе обороны противника в районе Прилеп, а к исходу второго дня продвинулась еще на 20 км в направлении на Красное. В этот день группа разведчиков 305-й сд в количестве 17 человек под командованием младшего лейтенанта Свиридова проникла в расположение противника, взяла 8 пленных, уничтожила 52, захватила много трофеев, доставила ценные сведения о противнике. Также 15 января одно из подразделений 305-й сд залповым винтовочным огнем сбило самолет противника. К исходу дня 15 января 305-я и 25-я гвардейская стрелковая дивизии, прорвав первую и вторую полосы обороны венгров, вышли на рубеж Ско-рицкое - Фабрицкое - Комсомолец - Сви-стовка - Богословка.

107-я стрелковая дивизия 14 - 15 января наступала в южном направлении, ломая сопротивление 7-й и 13-й венгерской дивизий, пересекла рубеж р. Потудань и вышла к развилке дорог в 5 км северо-восточнее Тернового. Сопротивление противника усиливалось: в этот район были переброшены 417-й пп и 422-й пехотные полки 168-й немецкой пехотной дивизии и полк 88-й пехотной дивизии, прикрывавшие острогожское направление, поэтому за весь день 15 января в результате ожесточенных боев 107-й стрелковой дивизии удалось продвинуться вперед только на 2 - 6 км . Противник сопротивлялся упорно, так что отдельным подразделениям 107-й сд пришлось не наступать, а обороняться. Так, лейтенант Николай Семенович Вдовин, командир огневого взвода 45-мм пушек 516-го сп, 15 января при наступлении на Терновое выдвинул свое орудие вперед и расстреливал пехоту противника. В результате вражеской контратаки его орудие попало в окружение. Он организовал огонь из личного оружия расчета и уничтожил до 20 солдат и офицеров противника. В бою Вдовин получил легкое ранение, но не ушел с поля боя до тех пор, пока не была закончена операция; был награжден медалью «За отвагу». В тот же день противник окружил командный пункт 504-го стрелкового полка; принявший командование на себя майор Георгий Тимофеевич Мельников организовал круговую оборону и, будучи тяжело ранен, не выходя из строя, в течение суток отбивал контратаки противника, а затем с подошедшими подразделениями атаковал и обратил врага в бегство, уничтожив до 300 солдат и офицеров. За этот подвиг майор Мельников был награжден орденом Красного Знамени.

В том же направлении, что и 107-я сд, двигаясь от Болдыревки на Лесное Уколо-во, наступала 340-я стрелковая дивизия. 14 января 1142-й сп 340-й сд совместно с танкистами 150-й ТБР рядом мощных ударов вынудили гитлеровцев, отчаянно оборонявшихся на высоте 154,2, отступить. В течение дня 14 января остатки 4-го гш 7-й пд противника были полностью уничтожены. За время с 12 по 14 января этой дивизией было взято в плен 823 гитлеровца, захвачено 38 орудий разных калибров, 38 ручных пулеметов, 24 станковых пулемета, 24 миномета, 4 вражеских знамени. Венгры не выдерживали ударов дивизии. Передовые подразделения 5-го пп 7-й пд при попытке оказать сопротивление на рубеже высота 154,2 - юго-западней стремительным ударом 1142-го сп и 150-й ТБР были разбиты. Пехота противника отступила в направлении Прилепы - Солдатское, откуда колоннами начала отступать вдоль реки Поту-дань на запад. Части 340-й сд в течение дня 14.01.43 овладели населенными пунктами Солдатское, Колбино и вели наступление в направлении: 1140-й сп - Ржевский, Сасов-ка; 1142-й сп - Ездочное, Терновое; 516-й сп - уступом за 1142-м сп справа занял рощу западнее Терновое. 15 января 1140-й сп занял Ржевский и Сасовку, 516-й сп и 1142-й сп взяли Терновое.

Следует заметить, что наступление 340-й стрелковой дивизии отнюдь не было легкой прогулкой по следам бегущего в панике врага: противник бросил в бой свежие резервы - 246-й полк 88-й и 429-й полк 168-й немецких пехотных дивизий, поэтому частям 340-й сд приходилось и атаковать, и отбивать контратаки - победа вовсе не была гарантированной, и исход каждого боя не был предрешен. Так, село Солдатское было занято решительным броском пехоты и внезапным налетом танкового десанта, и противник, захваченный врасплох, в панике бежал, оставив богатые продовольственные и вещевые склады и много оружия. Но победа не была легкой: в бою за Солдатское одна батарея противотанкового артполка 16-й ибр при атаке превосходящих сил противника геройски погибла, но не отступила с занимаемого рубежа.

Под населенным пунктом Ржевский противник сконцентрировал силы и укрепился, ставя себе задачей удержать продвижение частей 340-й сд. 15 января перед боем член бюро ВЛКСМ 1140-го сп Володин провел беседу с комсомольцами 1-го батальона и заявил: «Вражеский узел сопротивления сегодня ночью должен быть сломлен. Комсомольцы в бою должны показать примеры мужества и отваги». Полк пошел в наступление. Его левому флангу мешала продвигаться огневая точка противника. Володин взял 2 бойцов и пополз навстречу вражескому пулемету. Несколько умелых скрытых перебежек, разрыв гранаты - и вражеский пулемет умолк. Недолго думая, Володин повернул пулемет в сторону противника и начал расстреливать отходящих гитлеровцев. В этом бою им было уничтожено до 40 немцев.

В 216-м ИПТД лучшие результаты показала 2-я батарея под командованием старшего лейтенанта Треуса. Батарея прямой наводкой подбила 3 танка противника, 4 автомашины и подавила несколько огневых точек. Командиру батареи танком отдавило ногу, но, несмотря на это, он продолжал командовать батареей до тех пор, пока командование дивизиона не отправило его в санчасть.

Красноармеец 1140-го сп Гончаров в бою за Ржевский, выкатив свое орудие на прямую наводку, подавлял огневые точки противника, чем обеспечил успешное продвижение пехоты. В этом бою его орудием было уничтожено 3 пулеметных точки противника, наблюдательный пункт, подбито 3 автомашины с пехотой противника. Красноармейцы 2-го сб 1140-го сп Васинский и Баров взорвали 2 блиндажа врага и уничтожили 22 солдата противника. Красноармеец 3-го сб Гиля-зев увлекал за собой в атаке всех бойцов роты, в результате чего было уничтожено 40 солдат противника. За отвагу и мужество в бою в 1140-м сп командиром полка было награждено и представлено к наградам 20 чел. Однако сам командир награды получить уже не успел: командир 1140-го сп подполковник Логинов 15 января пал смертью храбрых в бою за Ржевский. Политработники полка сразу же провели беседы и рассказали личному составу о героической гибели командира, после чего все солдаты и офицеры поклялись отомстить за его смерть. Клятву свою они сдержали: через несколько часов в ту же ночь подразделения полка ворвались в Ржевский и овладели им.

В условиях наступления политработа была конкретной и действенной. При наступлении на Терновое 1142-го сп был обнаружен труп сожженного красноармейца. Об этом зверском факте было немедленно рассказано бойцам и командирам подразделений. Движимые желанием отомстить врагу солдаты и офицеры сражались с огромным подъемом. Зам. командира роты по строевой части 1142-го сп младший лейтенант Иван Никитович Новиков 14 января 1943 г. вместе со своей ротой первый ворвался в Терновое и в уличных боях в рукопашной схватке лично уничтожил 27 солдат и офицеров противника. В этом бою его рота захватила 3 вражеских автомашины с грузом и 2 продовольственных склада. Внезапным ударом он с двумя бойцами уничтожил станковый пулемет с расчетом, который засел в огороде, и этим обеспечил продвижение остальным ротам и взятие Тернового. За этот бой Новиков был награжден орденом Красной Звезды.

Командир орудия 1-й батареи 911-го АП Агеев и наводчик Новиков на высоте 178,9 совместно с пехотой отбили 2 контратаки противника. После этого они поставили орудие на прямую наводку и заявили: «Враг пройдет по освобожденному участку лишь тогда, когда у орудия не будет в живых ни одного человека. Пока жив хоть один - врагу на данную высоту не взойти». Данное слово они сдержали -отбили третью контратаку противника. Расчет этого орудия совместно с другими орудием под командованием лейтенанта Колесникова с открытой позиции под огнем противника вел огонь по деревне Терновое. В бою был ранен командир 2-го орудия Лобанов, но он не ушел от орудия до окончания боя, пока пехота не вошла в Терновое. В боях за Терновое 5-я батарея под командованием старшего лейтенанта Короткого в полном составе выехала на открытую позицию и в упор громила фашистов. Несмотря на трудности в ночных условиях, батарея полностью выполнила поставленную боевую задачу.

В результате трехдневных боев 13-15 января части 40-й армии прорвали оборону 2-й венгерской армии на тактическую глубину, преодолев первую и вторую полосы обороны. Прорыв по фронту достиг 100 км; на правом фланге советские войска продвинулись вперед на 20 км, на левом -на 16 км, в центре - на 35 км. Войска ударной группировки получили возможность развивать наступление на Алексеевку, чтобы соединиться с наступающими с юга частями 3-й танковой армии и завершить окружение всей острогожско-россошан-ской группировки противника .

Только за два первых дня наступательных боев части 40-й армии продвинулись вперед на 15 - 32 км, освободили 16 населенных пунктов, уничтожили 4250 вражеских солдат и офицеров, взяли в плен 2573 чел. Было захвачено 152 вражеских орудия, 215 пулеметов, 1607 винтовок, 12 складов с военным имуществом и продовольствием, 11 радиостанций, 24 миномета, 3 танка, много боеприпасов.

В течение дня 15 января части 40-й армии освободили 20 населенных пунктов. Оккупанты были изгнаны из населенных пунктов: Урыв, 1-е Сторожевое, Архангельское, Пашенково, Востриково, Довгалевка, Мастюгино, Оськино, Платава, Девица, Болдыревка, Мостищи, Калинин, Песко-ватка, Солдатское, Колбино, Прилепы, Ез-дочное, Усть-Муравлянка, Богословка, Ульянов, Гайков, Терновское и др. Количество трофеев к исходу 15 января, по неполным данным, составило: орудий разных калибров - 410, винтовок - свыше 5000, пулеметов - 328, радиостанций - 14, минометов -97, танков исправных - 4, неисправных -17, походных мастерских - 2, складов с боеприпасами, продовольствием и снаряжением - 50, лошадей - 72, повозок - 120, ПТР - 51, автомашин - 187. Было уничтожено около 8000 солдат и офицеров противника, взято в плен 6247 чел.

Венгерские солдаты были сильно деморализованы. В армейском политдонесе-нии по 40-й армии констатировалось: «Первые же дни зимнего наступления показали правильность вывода ПОАРМА о политико-моральном состоянии венгерских частей и показали результаты нашей работы по разложению войск противника. В первые 2-3 дня наступления сдалось в плен более 5000 солдат и офицеров 6-й и 9-й венгерских пд. Большинство пленных предъявили наши листовки с пропусками и заявили, что слушали наши передачи».

Только за 4 первых дня наступления, считая с разведки боем 12 января, частями 141-й сд, которая в обороне систематически при помощи ОЗУ, рупоров, листовок агитировала солдат и офицеров противостоящих частей врага за переход на нашу сторону, было взято в плен 2202 венгерских солдат и офицеров. Это дало основание политорганам еще больше активизировать работу по морально-политическому разложению противника: только 15.01.43 г. самолетами было распространено среди войск противника 116 тыс. листовок. 7-м отделением ПОАРМА было выпущено 3 оперативных листовки с обращением офицеров, 800 солдат и пленных артиллеристов к солдатам и офицерам венгерской армии. О результативности подрывной работы и степени деморализации войск противника мог свидетельствовать такой эпизод: 15.01.43 группа бойцов захватила в плен 73 мадьяра, среди которых был один офицер. Командир группы приказал мадьярскому офицеру построить пленных, что и было выполнено. Затем офицер на венгерском языке подал своим солдатам команду: «Под охраной русских автоматчиков на восток - марш!» Возглавив колонну, он повел своих солдат в плен.

В сложившейся ситуации командование 2-й венгерской армии стало проявлять беспокойство и склоняться к необходимости срочного отхода с целью избежать окружения, но немецкое командование группы армий «Б» (генерал-полковник фон Вейхс), руководствуясь указаниями Гитлера, не давало на это разрешения. Как пишет Петер Гостони, «15 января, через три дня с начала наступления советских войск, генерал-полковник Яни был поставлен перед фактом, что его армия отступает на многих участках; что только отдельные соединения стойко стоят на Дону, и что численное превосходство русских, недостаток противотанкового оружия и, не в последнюю очередь, ненормальный мороз до -40°С, делали невозможной любую попытку локализовать большое наступление противника.

...Генерал-полковник Яни в этот день попытался получить у своих начальников разрешение на отвод всей армии. Однако Вейхс должен был отклонить просьбу. Но он послал к Яни генерал-майора Вицлебе-на, чтобы подвигнуть его предпринять в интересах собственных солдат отход армии под собственную ответственность. Разумеется, этот совет Вицлебена был неофициальный, так как он противоречил указаниям Гитлера. Однако Яни, нервы которого измотали предшествующие события, не хотел понимать намека. Он потребовал ясного предписания, которого генерал-майор Вицлебен дать не мог. Гибель 2-й венгерской армии продолжалась».

И. Сас в своей статье в венгерской газете «NEPSZAVA» (от 18 января 2003 г.), описывая эти события, широко использует свидетельства очевидцев: «14 января вечером на 200-километровом фронте венгерском фронте развернулась трагедия. 17 января армия была рассечена на 2 части. Густаву Яни поступали апокалипсические сообщения примерно такого плана: Харш Ласло, командир батальона, сообщал: «Противник атакует большими силами. На моих позициях горы трупов высотой 1 метр. Мои силы закончились, позиции защищать не с кем». Капитан Паркани Ласло писал: «Целую ночь отступали при 30-градусном морозе, совершая марш. Многие потеряли рассудок из-за голода, невыносимого мороза и перенапряжения физических сил, засыпали стоя и падали замерзшие, как срубленное дерево». Майор генштаба Керн Карой писал: «Изможденные, сумасшедшие люди находятся вокруг нас. Мы тащимся среди них. Один из солдат снял китель и со словами: «Я иду к маме» полуголый пошел с дороги в заснеженную степь. А другой, показывая рукой на русские дома, спрашивал: "Это уже ОЕУЕСЗЕК?" (местечко в Венгрии - С.Ф.)». Таким образом, это был в полном смысле разгром; но он только еще начинался.

После прорыва венгерской обороны части 40-й армии в течение 16 - 18 января развивали наступление с целью соединения с наступающими подразделениями 18-го стрелкового корпуса и 3-й танковой армии и создания внутреннего и внешнего фронтов окружения острогожско-россо-шанской фуппировки противника. Левофланговые соединения продвигались к Острогожску и в направлении на Алексеев-ку, а правофланговые наступали на север и северо-запад обеспечивая тем самым фланговое прикрытие всего фронта прорыва от возможного контрудара 2-й немецкой армии из района Воронежа. Немецкое командование уже 15 января сняло с передовой один полк 57-й пехотной дивизии, а 16 января - еще один полк 57-й пд и полк 68-й пехотной дивизии. Эти части были объединены вместе с 6-й и 9-й дивизиями 3-го армейского корпуса венгров, отрезанными 16 января в результате наступления 141-й стрелковой дивизии и 253-й стрелковой бригады от остальных соединений 2-й венгерской армии (3-й АК уже 15 января потерял управление дивизиями и начал беспорядочный отход в западном направлении), 429-м полком 168-й немецкой пехотной дивизии и 700-й танковой бригадой в группу «Зиберт» под командованием генерал-лейтенанта Зиберта - командира 57-й пехотной дивизии. Группа «Зиберт» должна была сдержать дальнейшее продвижение войск 40-й армии в северном направлении, к Воронежу; борьба здесь приобрела особенно ожесточенный характер.

Итальянская инструкция по использованию велосипедов в боевых действиях.

253-я сбр после освобождения Оськино развивала наступление на Новосолдатку, Россошки и Яблочное. В ночь с 15 на 16 января отдельная рота разведчиков 253-й сбр (командир - старший лейтенант Владимиров) совершила удачную операцию: эта рота овладела большим селом Новосол-датка, не потеряв ни одного человека из своего состава. Группа разведчиков из 30 человек под командованием старшего сержанта Сучкова скрытно пробралась в село и у местных жителей узнала расположение и силы противника. Бесшумно уничтожив часовых, вся рота вошла в село, мелкими группами рассыпалась по улицам, стала уничтожать спящих гитлеровцев ножами, прикладами. Когда, наконец, фашисты опомнились и сделали попытку сопротивляться, разведчики забросали их логовища гранатами и взорвали склад с боеприпасами. Немногим гитлеровцам удалось живыми вырваться из села. Взвод старшего сержанта Нефедова и отделение химразведчиков во главе с лейтенантом Захаровым, ворвавшись в центр села, разгромили штаб батальона противника, захватили две исправные танкетки, 3 склада и много автомашин. Всего при захвате Ново-солдатки разведчики истребили 170 мадьяр, 65 захватили в плен, взяли 2 пушки, 24 грузовых и 5 легковых автомашин, более 150 винтовок и много другого военного имущества.

17 января два батальона 253-й сбр вместе с левофланговым 796-м полком 141-й стрелковой дивизии начали наступление на Яблочное, а один батальон наступал на Краснолипье. К исходу дня бригада захватила Россошки и вела бои на восточной окраине Краснолипья и на подступах к Пустовалово. Потрепанные венгерские части отходили в направлении Синие Ли-пяги, Истобное; однако вскоре сопротивление противника значительно усилилось - группа «Зиберт» начала контратаковать, что в первую очередь пришлось испытать на себе бойцам и командирам 141-й стрелковой дивизии.

141-я сд наступала в общем направлении на Костенки; на левом фланге действовал 796-й сп, в центре - 745-й сп, на правом фланге, двигаясь вдоль Дона - 687-й сп. На долю 796-го стрелкового полка выпало освобождать Яблочное, Долженки и Россошки, где отчаянно контратаковал немецкий полк из 68-й пехотной дивизии, так что окончательное овладение этим населенным пунктом затянулось до 20 января. Нашим солдатам и офицерам в этих боях необходимо было показать и умение, и отвагу, чтобы одержать победу над сильным противником, и они действительно показали себя умелыми и опытными воинами.

В январе 1943 г. во время отступления и венгерским солдатам потребовались велосипеды

Примером боевого мастерства советских войск может послужить бой за райцентр Яблочное. 796-й полк, не снижая темпа наступления, ночью незаметно для врага подошел к Яблочному, где на рассвете 19 января завязался жестокий бой. Трижды контратаковал враг, но не добился успеха, однако Яблочное оставалось в его руках. Тогда командир полка решил одним батальоном обойти Яблочное и ударить по противнику с тыла. Эту задачу успешно выполнил третий батальон под командованием капитана Шидловского. Появление наших бойцов в тылу вызвало у противника панику. Беспорядочно отступая, они оставили село. 150 солдат и офицеров при этом были взяты в плен. Были захвачены огромные, фронтового масштаба, склады с продовольствием, вооружением и боеприпасами. На поле боя осталось до 300 трупов солдат и офицеров противника.

Таких примеров можно привести очень много. Во время наступления на Должен-ки младший лейтенант Александр Семенович Ткаченко, командир взвода роты ПТР 796-го сп со своим взводом в течение 4 часов отражал атаку группы мадьяр в количестве 150 чел. из населенного пункта Та-бар. В ходе этого боя он со своим взводом уничтожил пушку и станковый пулемет противника и нанес ему урон в живой силе, тем самым не дав возможность зайти в тыл нашему подразделению, ведущему бой за Долженки. Ткаченко был награжден медалью «За отвагу». 16 января в бою за Долженки рота автоматчиков 796-го сп под командованием старшего лейтенанта Анатолия Федоровича Небога первая ворвалась в село и уничтожила вражеский гарнизон. Были взяты трофеи и 56 пленных. На следующий день в бою за село Россошки рота автоматчиков под его умелым руководством, действуя впереди батальонов, первая ворвалась в село, где вела уличный бой в течение всей ночи. В бою было уничтожено 42 вражеских солдата и офицера, взяты богатые трофеи - оружие, продовольствие, лошади и повозки. Старший лейтенант Небога также был награжден медалью «За отвагу».

В ходе боев за Россошки эту награду заслужили и многие другие бойцы и командиры из разных подразделений полка - такие, как Н.А. Новиков, Н.Н. Кругопольцев, A.M. Зенкин, М.Д. Шнырев. В ходе боя за Россошки 18 января на взвод снабжения 1-го сб 796-го сп под командованием лейтенанта Николая Алексеевича Новикова напала группа фашистов до 60 чел. Новиков смело принял бой, организовал из бойцов-повозочных оборону, имея всего 7 чел., и в течение восьми часов отбивал атаки противника. Заметив приближающееся наше подразделение, противник отступил, оставив на поле боя до 30 трупов и станковый пулемет.

В тот же день 18 января старший лейтенант Николай Николаевич Кругопольцев, командир взвода связи 796-го сп, обеспечивал телефонной связью 1-й стрелковый батальон. Под сильным огнем противника, рискуя своей жизнью, он несколько раз восстанавливал прерванную связь. Встретившись на линии с двумя солдатами противника, он вступил с ними в бой, уничтожил вражеских связистов, забрал аппарат и кабель.

Сержант Александр Михайлович Зен-кин, командир орудия батареи 76-мм пушек 796-го сп, в наступательных боях вел огонь с открытой огневой позиции. В бою 17 января за с. Россошки со своим орудием он ворвался в село и беспощадно истреблял противника, уничтожил 2 ручных пулемета вместе с прислугой. Когда противник оставил Россошки, Зенкин, выкатив орудие на огневую позицию на расстояние 150 - 200 м от врага, в упор расстреливал отходящую пехоту противника, уничтожил 1 пулемет с прислугой и 90 автоматчиков.

Лейтенант Максим Дмитриевич Шнырев командовал батареей 45-мм орудий 796-го сп. 17 и 18 января при взятии села Россошки прямой наводкой он в упор расстрелял 100 солдат противника, а еще раньше, в бою в районе села Оськино - 60 чел.

Старший лейтенант Сагатбеков Рустам-бек Асанович, казах, исполнял обязанности агитатора среди бойцов нерусской национальности. В ночь на 18 января 1943 г. под селом Россошки Сагатбеков с группой бойцов из 13 чел. по приказанию комбата прорвал укрепление противника, закрепился на рубеже, отбил 3 контратаки противника, тем самым дал возможность развернуться батальону и пойти в дальнейшее наступление. Во время контратаки группа под руководством Сагатбекова уничтожила 51 фашиста. Старший лейтенант Р.А. Сагатбеков был награжден орденом Красного Знамени.

В боях за Россошки неоценимую боевую помощь пехотинцам 796-го сп оказали артиллеристы дивизионного артполка. Ночью 18.01.43 противник контратаковал наши боевые порядки. Пехотное подразделение и 14-я ИБР отошли, а второй дивизион 348-го АП под командованием капитана А.Д. Яковлева остался на занимаемой боевой позиции и огнем прямой наводки отбил контратаку противника, нанеся ему большие потери

Старший лейтенант Муля Хоневич Коган командовал 5-й батареей 348-го АП. Когда контратакой противника подразделения 796-го сп были выбиты из Россошки и отброшены к с. Долженки, старший лейтенант Коган выдвинул свою батарею на окраину села Россошки и прямой наводкой уничтожил до 60 солдат и офицеров противника и 3 станковых пулемета. Награжден медалью «За боевые заслуги».

Старший лейтенант Алексей Васильевич Худяков, замполит 5-й батареи 348-го АП 141-й сд, в бою за Россошки 17-го января сам лично с расчетом выкатил орудие на прямую наводку и в течение дня своим огнем расчищал путь наступающим подразделениям, отбивая ожесточенные контратаки противника. За этот бой Худяков был награжден орденом Красной Звезды.

Лейтенант Николай Акимович Бабак, командир взвода управления 5-й батареи 348-го АП, в бою под селом Россошки 17.01.43, выдвинувшись с передовым подразделением пехоты под ураганным огнем противника, корректировал огонь батареи. При этом было уничтожено 2 75-мм орудия, 3 пулемета с прислугой. Лейтенант Бабак был награжден орденом Красного Знамени.

Командир 1-го орудия 5-й батареи 348-го АП сержант Анатолий Иванович Куз-мин в боях за пос. Россошки 18.01.43 прямой наводкой своего орудия уничтожил 1 станковый пулемет и 6 домов с засевшими в них фашистами.

Но дрались, конечно, не одна только 5-я батарея и не одни только артиллеристы. Телефонист 7-й батареи красноармеец Сукачев Александр Андреевич во время боя за Россошки 18.01.43, рискуя жизнью под сильным огнем противника, четко организовал работу связи, 7 раз восстановил телефонную линию. Старший разведчик-наблюдатель 2-го дивизиона младший сержант Воробьев Владимир Александрович в бою за пос. Россошки 19.01.43 под сильным ружейно-пулеметным огнем выверял цели, сам вел огонь из ручного пулемета по противнику. Командир взвода боепитания 2-го дивизиона младший лейтенант Масютин Александр Константинович в боях за пос. Россошки 18.01.43 образцово организовал доставку боеприпасов на ОП батареи, рискуя жизнью в момент контратаки противника, обеспечил батарею боеприпасами.

Не менее смело воевали другие подразделения 141-й стрелковой дивизии. Старший лейтенант Николай Васильевич Симонов в составе 745-го сп в боях за 1-е Сторожевое, Архангельское, Яблочное находился всегда в первых рядах, лично уничтожил 3 офицеров и 23 солдата противника. 16.01.43 на опушке леса северо-восточнее Яблочного он с группой бойцов первым ворвался в блиндаж мадьярского гарнизона, охранявшего склады, и сам убил офицера, захватил в плен 15 солдат и склад с вещевым имуществом. За проявленную храбрость Симонов был награжден орденом Красной Звезды.

Лейтенант Дмитрий Григорьевич Мешков, командир 7-й ср 3-го сб 745-й сп (уроженец Воронежской области - колхоз «Красная Заря» Эртильского района) в боях за высоту 207,5, что западнее Костенки, умело руководя, броском выдвинулся на высоту, прорвав линию обороны противника, при этом было уничтожено до взвода солдат противника и захвачен 51 пленный. Лично уничтожил более 5 вражеских солдат. Награжден орденом Красной Звезды.

Старший лейтенант Алексей Иванович Антонов, командир санитарной роты 745-го сп, 17 января 1943 г. во время боя за высоту 213.9 проявил мужество и отвагу. В бою было взято в плен 300 солдат и офицеров противника, захвачено 2 обоза, уничтожено 2 офицера. Награжден орденом Красной Звезды.

Старший лейтенант Николай Никифо-рович Михалин, командир взвода ПТР 3-го сб 745-го сп, в боях за высоту 219,5 дважды отражал контратаки противника, при этом в рукопашных схватках уничтожил до 10 солдат противника. Награжден медалью «За отвагу».

Бойцы и командиры 687-го стрелкового полка в ходе боев 16 - 19 января освободили от оккупантов Борщево, Маслов Лог, Александровку, Костенки, вели бои за овладение населенными пунктами Рудки-но и Ивановка.

Во время боя за с. Борщево роты 687-го стрелкового полка буквально соревновались между собой в том, кто первым ворвется в село и уничтожит больше солдат и офицеров противника. Старший лейтенант Александр Ефимович Мичурин, зам. командира 6-й стрелковой роты по политчасти, с группой своих бойцов первым ворвался в с. Борщево, уничтожил до 15 солдат и офицеров противника, взял в плен до 50 фашистов. 3-я рота старшего лейтенанта Сергея Васильевича Фетисова уничтожила 57 и взяла в плен 32 гитлеровца, а также трофеи: 3 пушки, 5 минометов, 123 винтовки, 11 автоматов, 1 продсклади большое количество боеприпасов. 5-я рота младшего лейтенанта Филиппа Николаевича Николаева одной из первых ворвалась в село, в рукопашной схватке уничтожив до 50 солдат и офицеров противника. Был захвачен станковый пулемет, 3 ручных пулемета, штаб и много штабных документов противника. За этот бой СВ. Фетисов был награжден орденом Красного Знамени, а Ф.Н. Николаев и А.Е. Мичурин получили медаль «За отвагу».

В бою за с. Маслов Лог хорошо показала себя рота автоматчиков 687-го сп под командованием старшего лейтенанта Александра Ивановича Павлова. За время боя его рота благодаря умелому командованию первой ворвалась в село, окружила и разбила гарнизон противника. При этом было уничтожено до 60 солдат и офицеров противника и взято в плен до 50 гитлеровцев. Лейтенант Павлов был награжден орденом Красной Звезды. В тот же день вновь показали себя артиллеристы 348-го артполка 141-й сд, - точнее, не совсем артиллеристы: красноармеец Иван Константинович Андреев был разведчиком 8-й батареи. Во время боев за занятие Маслова Лога 17.01.43, имея задачу доставить боевое донесение в штаб полка, Андреев принял бой с напавшей на него группой венгров. Андреев в этом неравном бою уничтожил 7 вражеских солдат и своевременно доставил донесение, важное для развитии наступательных операций. Награжден медалью «За боевые заслуги».

В бою за село Александровка 17-18 января отважно дрался 1-й батальон 687-го стрелкового полка (командир - старший лейтенант Карагодин, замполит - старший лейтенант Лахин). Ординарец комбата, красноармеец Василий Дмитриевич Щербаков, первым ворвался в блиндаж укрепленного пункта, подавил пулемет и уничтожил до 15 солдат и офицеров противника. Награжден медалью «За отвагу». Лейтенант Александр Пантелеевич Демков, начальник химслужбы 687-го сп, в бою за с. Александровка во главе группы бойцов первым ворвался в населенный пункт и при этом уничтожил 30 и пленил 12 фашистов. Этим прорывом группа Демкова создала условия для продвижения ударной группы батальона. Награжден медалью «За отвагу».

Одной из первых ворвалась в село 1-я рота старшего лейтенанта Зиотдина Ми-нигалеевича Шарафутдинова, при этом было уничтожено 42 и взято в плен 41 солдат и офицер противника, захвачены 1 миномет, 7 ручных пулеметов, 4 станковых пулемета, 87 винтовок, 2 полевых кухни, 1 склад с различным имуществом и большое количество боеприпасов. Ша-рафутдинов был награжден орденом Красной Звезды.

Старший лейтенант Дмитрий Михайлович Миркин, командир стрелковой роты 687-го сп, 17.01.43 в боях за село Александровка проявил мужество и отвагу. Его рота одной из первых ворвалась в село и во время рукопашной схватки в блиндажах, укрепленных пунктах и ходах сообщения уничтожила до 50 солдат и офицеров, взяла в плен 42 чел. Были взяты богатые трофеи: 3 ручных пулемета, 50 винтовок, 2 миномета, 1 продсклад и большое количество мин. Награжден орденом Красной Звезды.

Также одной из первых при освобождении Александровки была рота старшего лейтенанта Якова Харитоновича Дзюбано-ва, при этом было уничтожено 37 гитлеровцев и взято в плен 30, а также захвачены трофеи: 2 миномета, 93 винтовки. Дзюбанов лично уничтожил 7 гитлеровцев. Награжден медалью «За отвагу».

Лейтенант Михаил Семенович Козлов, командир взвода 8-й стрелковой роты, в бою за Александровку 17 января во главе группы бойцов из 6 чел. первым ворвался в блиндаж и ход сообщения, при этом было уничтожено 22 солдата и офицера противника и взято в плен 18 чел. Этим он создал условия для успешных действий ударной группы красноармейцев, которые взяли с. Костенки в течение 2-3 часов.

Младший лейтенант Василий Михайлович Марьянин, командир взвода роты автоматчиков 687-го сп 18.01.43 в бою за Костенки во главе группы из 12 автоматчиков атаковал группу противника численностью до 60 чел., при этом уничтожил до 40 солдат и офицеров, 20 взял в плен. Тем самым ударной группе батальона была создана возможность полного захвата с. Костенки при минимальных потерях. Награжден орденом Красной Звезды.

При наступлении на Костенки 18 января 1943 г. младший лейтенант Федор Андреевич Лодутько, командир пульвзвода 1-й пулеметной роты 687-го сп, активно отражал пулеметным огнем атаки противника. При этом под его руководством рота уничтожила до 35 солдат противника и взяла в плен 18. Награжден медалью «За отвагу». Внесли свой вклад в освобождение Костенок и политработники: Петр Георгиевич Пучков, зам. командира 8-й ср 687-го сп, во главе группы бойцов из 12 человек отбил атаку противника, при этом группа уничтожила 28 солдат и офицеров, взяла в плен 8 чел. Награжден орденом Красной Звезды. Старший лейтенант Иван Митрофанович Новосельцев, ответственный секретарь ВЛКСМ 687-го сп, при наступлении на с. Костенки вместе с бойцами отбивал атаки противника, при этом было уничтожено 20 солдат и офицеров противника. Награжден медалью «За отвагу».

Закрепившись на рубеже Россошки -Костенки, 141-я стрелковая дивизия упорной обороной изматывала и обескровливала группу «Зиберт», отбивая контратаки противника и предпринимая собственные атаки в направлении на Руд-кино и Ивановку. 1-й батальон 687-го сп в ходе одной из атак захватил половину с. Рудкино. Во время немецкой контратаки под Рудкино младший лейтенант Петр Васильевич Жулов, командир минометного взвода 1-й ср 687-го сп, атаковал их своей группой, при этом было уничтожено до 40 вражеских солдат и офицеров. Награжден медалью «За отвагу». Активное участие в этих боях принимал 348-й артполк 141-й сд. Лейтенант Мдислам Сатдуллович Нагаев, татарин, был заместителем командира 1-й батареи 348-го АП по политчасти. В тяжелой обстановке, когда противник оказывал упорное сопротивление, переходя в контратаки, Нагаев находился в огневых подразделениях, воодушевлял личным примером бойцов и командиров. Особенно активно действовал замполит 1-й батареи в бою 17.01.43 под Рудкино при отражении наиболее опасных контратак противника. Нагаев был награжден орденом Красной Звезды.

19 января в бою за Ивановку наводчик 3-го орудия 2-й батареи сержант Бута-нов А.И., ведя огонь прямой наводкой по контратакующему противнику, уничтожил 1 орудие, рассеял и уничтожил до 300 солдат противника. В том же бою командир 4-го орудия 2-й батареи сержант Овсянников Борис Егорович уничтожил орудие, рассеял и уничтожил до 40 солдат и офицеров противника.

Старший лейтенант Вениамин Николаевич Блинов, командир 2-й минометной роты 745-го сп, за время наступательных боев правильной расстановкой огневых средств, точным ведением огня уничтожил до батальона пехоты противника, 3 минометных батареи, 3 дзота, обеспечил проход нашим частям, разбив проволочные заграждения. Будучи дважды раненным, не покинул поля боя, продолжал выполнять указания командования. Награжден орденом Красной Звезды.

Свой важный вклад в победу вносили не только пехотинцы и артиллеристы. Старший лейтенант Георгий Александрович Воробьев, помощник начальника штаба по связи 687-го сп, за период боев с 15 по 20 января умело строил свою работу. Во время артиллерийских и минометных обстрелов лично проверял исправность проводных средств связи и непрерывно поддерживал связь штаба полка с подразделениями. Под его руководством за период боев были взяты трофеи: телефонных аппаратов - 46, раций - 8, телефонного кабеля - 82 км. Награжден медалью «За отвагу».

Лейтенант Александр Леонидович Вышинский, уроженец г. Павловск Воронежской области, командовал взводом телефонной связи 745-го сп. За время боевых действий полка в наступлении полностью обеспечивал связью командный пункт 745-го сп с батальонами. По выбытии из строя командира радиовзвода заменил его, обеспечивая связь с батальонами, дивизией и соседями с помощью рации. Награжден медалью «За отвагу».

Особо следует отметить военных медиков, которые своим самоотверженным трудом спасали жизнь и возвращали здоровье раненым солдатам и офицерам. Дивизионным врачом 141-й сд был военврач 2 ранга Николай Мартынович Лобода. Он поставил на должную высоту санитарную службу в дивизии. Медицинская помощь раненым бойцам и командирам организовывалась в 95% случаев в первые 1-2 часа. Благодаря усилиям дивизионного врача оказывалась высококвалифицированная лечебная и хирургическая помощь; организованным переливанием крови за весь период обороны на Дону в во время наступления Лобода обеспечил благополучие личного состава по инфекционным заболеваниям, сохранил жизнь 4 тыс. бойцов и командиров. На участке боев Сторожевое, Яблочное Н.М. Лобода лично организовал эвакуацию с переднего края до 100 раненых. За эти заслуги он был представлен к ордену Красной Звезды.

Безбородова Анна Петровна, красноармеец, санитарка 146-го медсанбата 141-й сд, за время наступательных боев на рубеже Сторожевое - Архангельское, не отходя от операционного стола, произвела более 340 перевязок. Награждена медалью «За боевые заслуги».

Сержант Иван Андреевич Матвеев был призван в Красную Армию в сентябре 1939 г. С января 1942 г. он служил шофером медсанбата 141-й сд, получив машину 3-й категории (по качеству). За время работы на ней он прошел 14 000 км без капитального ремонта; к моменту начала наступления машина была исправна и находилась в полной готовности. В боевые дни дивизии Матвеев выполнял все задания по перевозке раненых и подавал свою машину в самые опасные участки, находящиеся под огнем. Матвеев неоднократно вывозил раненых из-под обстрела при 1-м Сторожевом. Матвеев был награжден медалью «За отвагу».

Красноармеец Николай Иванович Заплатан, шофер 146-го МСБ, получил машину 3-й категории и работал на ней в течение 2 лет, сделав около 48 тыс. км пробега без капремонта и аварий. Вывез не одну тысячу раненых, в т.ч. с передовой линии фронта: из-под Сторожевого - 200 чел., Мастюгино - 100, Костенки - 300. Награжден медалью «За отвагу».

Красноармеец Никита Семенович Агапкин, повозочный 146-го МСБ, работая санитаром-ездовым в период наступательных боев, перевез с передовой линии фронта в медсанбат и госпиталя около 700 раненых, в том числе из с. Костенки -200. Красноармеец Андрей Иванович Рыков, повозочный 146-го МСБ, перевез за время наступательных боев около 650 раненых, в т.ч. из с. Костенки - 120. Оба ездовых были награждены медалью «За боевые заслуги».

Военфельдшер Андрей Григорьевич Астахов, командир санитарной роты 745-го сп, во время боев под Александровкой и Архангельским под сильным пулеметным и минометным огнем, не щадя своей жизни, оказывал помощь раненым бойцам и командирам. Астахов руководил переправой раненых через Дон. Он лично оказал помощь и вынес с поля боя 32 бойца и командира. В этих боях был ранен. Награжден орденом Красной Звезды.

Младший лейтенант медицинской службы Мария Федоровна Пенькова, фельдшер санроты 745-го сп, во время боев за 1-е Сторожевое, Архангельское и Яблочное проявила исключительную заботу о раненых. С 13 по 22 января она оказала первую медицинскую помощь 720 бойцам и командирам. М.Ф. Пенькова была награждена медалью «За боевые заслуги».

Красноармеец Тихон Сергеевич Мали-нов, санинструктор 190-го ОИПТД, в дни январского наступления вынес с поля боя 16 раненых с их оружием, оказал им первую медицинскую помощь и отправил в тыл. В боях 13-20 января он в свободное от своих обязанностей время 4 раза подносил снаряды к орудию под огнем противника. Награжден медалью «За отвагу».

Красноармеец Петр Дмитриевич Архипов, санитар санроты 745-го сп, во время боев в районах 1-е Сторожевое, Архангельское, Яблочное вынес с поля боя 38 бойцов и командиров. Награжден орденом Красной Звезды.

Красноармеец Иван Алексеевич Черны-шов, санинструктор санитарного взвода 1-го сб 745-го сп, во время боев за Александ-ровку, Архангельское, Яблочное, 1-е Сторожевое вынес с поля боя 70 раненых бойцов. Награжден орденом Красной Звезды.

Красноармеец Иван Иванович Ацапкин, повозочный санитарной роты 745-го сп, за время боев при 1-е Сторожевое, Архангельское, Яблочное вывез 83 раненых. Награжден медалью «За боевые заслуги».

25-я гвардейская стрелковая дивизия после прорыва второй линии венгерской обороны у Платавы наступала в западном направлении на Репьевку, ломая сопротивление разрозненных групп венгров из состава разбитых 20-й и 7-й пехотных дивизий. В течение 16 января подразделения дивизии освободили населенные пункты Скорицкое, Лягушевка, Фабрицкое, Нико-лаевка, Краснолипье, Касьяновка, райцентр Репьевка, Нижняя Мельница, Драки-но, Бутырки, Крестьянский, Соловьев. Радостно встречавшие своих освободителей местные жители рассказывали, какой «новый порядок» установили оккупанты. В селах Скорицкое и Фабрицкое жители рассказали, что фашисты установили виселицы и повесили двух советских граждан. Все население пригнали на место казни и держали три часа. Пытавшихся уклониться избивали прикладами и палками. В районном центре Репьевка за время оккупации захватчиками было расстреляно 220 человек. После мучительных пыток были убиты секретари райкома партии Тихон Дмитриевич Балвенкин и Петр Петрович Токарский, председатель сельсовета Ольга Федотовна Панарина и др. Фашисты расстреливали военнопленных, издевались над ранеными. 5 красноармейцев они заперли в колхозном здании и сожгли вместе с постройкой. Колхозника Воронкова повесили возле его дома за то, что он встал на защиту своей жены.

По данным наземной и воздушной разведок 17 января было установлено скопление отходящих сил противника в районах Истобного и Репьевки в готовности к переходу в контратаки во фланг 25-й гв. сд. Во избежание неожиданных контратак 25-я гв. сд выделила подвижной отряд, который, войдя в Репьевку, обеспечивал своими действиями выход дивизии на рубеж - зап. окраина Касьянов, южн. окраина Верхняя Мельница, Дракино и Бутырки, сев. окраина Нижняя Белица. В связи с начавшимися контратаками противника по правому флангу войск 40-й армии части дивизии были повернуты в северном направлении. Решением командующего армии из района Репьевки 25-я гв. сд одним полком перешла в наступление на Истобное, но в 12.00 17.01.43 противник силами до батальона при поддержке танков контратаковал с северной окраины этого населенного пункта. Решительными действиями полка контратака была отбита, противник с тяжелыми потерями отброшен в западном направлении. Полк овладел Истобное и вышел на его северную окраину. 2-й полк, овладев Караешник, Осадчее, перешел к обороне на этом рубеже и 3-й полк, оставаясь на оборонительном рубеже Россошки, Крестьянский, принял в свой состав прибывшую для усиления 116-ю тбр.

В боях за Истобное командир взвода танковой десантной роты 116-й тор Евти-хин под сильным огнем противника, засевшего в домах, искусно приблизил свое подразделение к врагам и бросил его на штурм. Обнаружив огневую точку в одном из окон каменного дома, он скрытно приблизился к пулеметчикам и прикладом размозжил им головы, открыв дорогу своим бойцам.

18 января части 25-й гвардейской дивизии, закрепившись на рубеже Истобное, Караешник, продолжили наступление в западном направлении и к исходу дня вышли правым флангом к восточной окраине населенного пункта Ключи.

Венгерская инструкция по борьбе с советскими танками. Теория - одно, а практика - другое

Южнее развивала наступление 305-я стрелковая дивизия, которая, преодолевая сопротивление частей 168-й немецкой пехотной дивизии, к исходу дня 16 января вышла на рубеж Красное, Лесное Уколово. На следующий день, сломив сопротивление и отбросив части противника, 305-я сд с рубежа Красное, Лесное Уколово перешла в наступление на Ольшевка, Шинки. Противник, оказывая сильное сопротивление, отходил в юго-западном направлении. В течение дня дивизия, преследуя противника, овладела населенными пунктами Быковский, Камышевская, Русская Тростянка и захватила большое количество трофеев232. Бойцы и командиры 1000-го сп (командир полка - майор Давыдов) в бою южнее Репьевки истребили 2500 солдат и офицеров противника, взяли в плен 3200 чел. В числе убитых оказались 2 генерала венгерской армии. Полком было взято много трофеев, захвачены штабные документы, сейф. Полк за все дни наступления потерял убитыми - 60 чел., ранеными -130. Бойцы, командиры и политработники этого полка показали незабываемые образцы мужества и отваги. Начальник связи полка Злобин и инженер полка Галеев с группой красноармейцев, среди которых были ездовые, повара, саперы и связисты, взяли в плен около 500 мадьяр и разоружили их.

Не хуже сражался и 1002-й стрелковый полк. В районе села Богуславка противник оказал сильное сопротивление. Тогда командир 1002-го сп 305-й сд майор Деканев бросил в атаку роту автоматчиков и две роты пехоты. Ударом в лоб рота автоматчиков уничтожила расчеты двух вражеских орудий, захватила 5 орудий, большое количество боеприпасов, 4 ручных пулемета, 6 лошадей, 3 автомашины, были захвачены ценные документы. Красноармеец этого полка Ситников, видя отступающую большую колонну мадьяр, с автоматом в руках догнал ее и крикнул: «Сдавайтесь! Руки вверх!» 220 мадьяр послушно подняли руки и были одним бойцом приведены в расположение части. Все они сложили 220 винтовок, 2 ручных пулемета, а затем под конвоем отправились в тыл.

Группой бойцов этого же полка, возглавляемой старшиной роты Першико-вым, были захвачены 6 грузовых и одна легковая автомашина, при этом уничтожено 4 вражеских офицера. За мужество и отвагу были представлены к правительственным наградам майор Деканев, командир 3-го батальона ст. лейтенант Ильин, командир 2-й стрелковой роты лейтенант Рыбальченко, старшина Першиков, красноармеец Ситников и др.

В бою 17 января за с. Подсередное фашисты, чтобы оградить себя от огня наступающих частей 305-й сд, выгнали мирных жителей из хат и заставили их прикрывать собой их боевые порядки. Во время боя на улицах села три немца заперлись в хате, где находились маленькие дети с матерью, и открыли по нашим бойцам огонь. Наши солдаты прекратили стрельбу по этому дому, но взяли его под наблюдение. Когда немцы попытались выскользнуть из дома, они были уничтожены.

18 января главные силы дивизии, организовав оборону на фронте на участке совхоз Быковский, Подсередное, завязали бой за Иловское, где вошли в огневую связь с частями 15-го танкового корпуса 3-й танковой армии, достигшими к этому времени Алексеевки. В Иловском сопротивление наступающим частям 305-й стрелковой дивизии оказал наземный персонал авиабазы венгерских ВВС под командованием подполковника Кальмана Сукаса. В результате прорыва советских войск большая часть венгерской авиагруппы, действовавшей на советско-германском фронте, была уничтожена.

Надо сказать, что венгерская авиация, несмотря на свою малочисленность, в боях в районе Воронежа нанесла достаточно значительный ущерб советским войскам и гражданскому населению города. Воздушную поддержку боевых действий 2-й венгерской армии на Восточном фронте с июня 1942 г. обеспечивало 1-е авиационное соединение, которое по своей численности было обычным авиаполком.

По данным М.В. Зефирова, в первый день немецкого наступления на воронежском направлении 28 июня 1942 г. венгры потеряли свой первый самолет этого соединения. Он не вернулся из разведки в районе советской переправы через Дон. Второй самолет-разведчик был потерян 2 июля; будучи атакован в районе Воронежа советскими истребителями, он взорвался в воздухе. Венгерская авиация помогала люфтваффе бомбить Воронеж. 5 июля 1942 г. семь венгерских самолетов участвовали в налете на город. Зенитным огнем советских войск два из них были серьезно повреждены. На следующий день 14 самолетов венгров участвовали в налете на железнодорожный вокзал г. Воронежа.

С выходом 2-й венгерской армии на Дон их авиация в основном помогала наземным войскам в борьбе за уничтожение советских плацдармов в районах Урыв, Щучье и др. Постоянно пополняясь, к 30 июля 1942 г. 1-е авиасоединение имело 96 самолетов, из них 50 боевых. Общая численность его личного состава превысила 5,5 тысяч человек. Венгерские самолеты были размещены на аэродромах Курск, Обоянь, Уразово, Рос-сошь, Старый Оскол и Иловское.

2 июля на Восточный фронт прибыл венгерский летчик старший лейтенант Иштван Хорти, который 10 февраля 1942 г. был объявлен официальным преемником своего отца вице-адмирала Мик-лоша Хорти на посту регента Венгрии. 20 августа 1942 г. 25-й боевой вылет стал для Иштвана Хорти последним. Он погиб в районе Иловского.

15 октября 1942 г. 1-е авиасоединение было переименовано во 2-ю авиабригаду. Первым венгерским асом на Восточном фронте был объявлен к началу 1943 г. лейтенант Имре Панцел, сбивший 6 советских самолетов. Но уже 11 января он погиб, попав под огонь нашей зенитной артиллерии в районе Урыва.

После начала Острогожско-Россошан-ской операции советских войск 2-я авиабригада из-за нехватки самолетов не смогла оказать своим частям практически никакой поддержки. На 13 января в ее составе было всего 15 пригодных для полетов истребителей. Венгерские эскадрильи были заняты главным образом перебазированием и эвакуацией. 14 января «FW-58» и «Ю-86» совершили 4 вылета, перебрасывая из Россоши на аэродром Иловское военное имущество. После окружения советскими войсками этого аэродрома улетели только «Мессершмитты», а самолеты итальянского производства, на которых летали венгры, пришлось взорвать, так как они не завелись на тридцатиградусном морозе. Та же ситуация повторилась и 19 января в Уразово. Потери 2-й авиабригады венгров в январе-феврале 1943 г. превысили потери, понесенные ею за весь 1942 г. В течение этого периода она потеряла 75% своего снаряжения и наземного оборудования, а также 39 самолетов.

340-я стрелковая дивизия после взятия населенного пункта Лесное Уколово и освобождения Тернового, ломая сопротивление подразделений 168-й немецкой дивизии, развивала наступление, охватывая Острогожск с северо-запада. 16 января при взятии д. Березово к частям 340-й сд присоединился партизанский отряд из 175 человек, действовавший в этом районе. Партизанский отряд получил боевую задачу от командира дивизии.

К исходу дня 17 января дивизия вышла к западной окраине Студеного Колодца и Веретье. Были заняты населенные пункты: Волошино, Шубное, Орлов, Губарев-ка. При взятии Губаревки, где противник в течение суток сдерживал нашу пехоту, большую роль сыграли танки 86-й танковой бригады, с помощью которых деревня была взята за 40 минут. (86-я тбр воевала отлично: за период наступления один 223-й танковый батальон уничтожил 5 танков, 43 орудия, 20 пулеметных точек и 1500 фашистов). В населенном пункте Шубное немцы сильно укрепились и вели мощный пулеметно-минометный огонь. Наши бойцы залегли. Секретарь комсомольского бюро 1140-го сп старший лейтенант Сергунин личным примером поднял бойцов в атаку и населенный пункт был взят штурмом. Раненый Сергунин до конца выполнения операции продолжал командовать группой бойцов.

Отважно дрались с противником и другие подразделения. Так, командир 1-й ср Елизаров в бою под Волошине смело поднял свою роту в атаку, идя сам впереди нее, и выполнил боевую задачу. Младший командир роты ПТР 1142-го сп Озерин по приказанию командира роты выдвинулся намного вперед и уничтожил пулеметчика противника, мешавшего продвижению наших подразделений. В другом бою под Гу-баревкой Озерин с двумя бойцами смело ворвался в село и захватил немецкого полицейского и пару лошадей. Озерин был представлен к правительственной награде. Командир 2-й минроты старший лейтенант Гончаревский, зам. командира по политчасти старший лейтенант Анохин с ротой отстали в лощине во время продвижения к Острогожску. В это время группа противника численностью 400 чел. пыталась зайти в тыл и нанести удар по нашим частям. Когда противник вышел из рощи и приготовился к атаке, по ней было дано несколько пулеметных очередей, и противник отошел. Один офицер сам застрелился, а другой был убит, и эта группа минометчиков захватила в плен более 200 солдат противника. Ефрейтор 1142-го сп разведчик Сергеенко, ранее награжденный орденом Красного Знамени, с группой разведчиков из семи человек зашел противнику во фланг. Отважные воины из автоматов истребили свыше 100 фашистов. За этот и другие подвиги командование полка представило Сергеенко к званию Героя Советского Союза.

Снайпер 1144-го сп Петр Корсунцев зашел в тыл противнику и один уничтожил 12 фашистов, захватил пушку с 4 лошадьми и доставил ее на КП батальона. Красноармеец 1-го батальона Савушкин, будучи в разведке, обнаружил, что 250 солдат противника замаскировались и ждали подхода наших войск. Он быстро доложил об этом командиру. Противник был уничтожен. Командир 8-й ср 1142-го сп Ханидулин первый со своей ротой поднялся в атаку и захватил с. Терновое. Получив ранение, Ханидулин продолжал командовать ротой. Командир орудия 7-й батареи 911-го АП старший сержант Митрофанов, будучи на открытой ОП, под огнем противника, прямой наводкой уничтожал отступающую пехоту противника, чем обеспечивал возможность продвигаться вперед нашей пехоте. Быстро и четко действовал в бою расчет командира орудия 2-й батареи Рубцова.

Немалое значение придавалось во время наступления различным формам политической и культурно-массовой работы. В день 14 января, когда 340-я сд была введена в бой, в части были доставлены обращение Военного Совета фронта и спецномера газет, которые политработники раздали всему личному составу, провели беседы и обсуждения. В период наступления в 1140-м сп практиковалось ежедневное подведение итогов боя. Среди бойцов и командиров систематически популяризировались героические подвиги бойцов и командиров, награжденных правительственными наградами.

Замполит 1-го сб майор Агейченко во время наступления постоянно бывал в ротах, беседовал с бойцами. Замполит 2-й ср старший лейтенант Кобзарев личным примером поднимал и увлекал бойцов и командиров в атаку. При взятии высоты 158,0 он проявил инициативу, взял на себя командование батальоном и справился с боевой задачей. Так же хорошо показали себя в бою замполит 3-го со 1142-го сп Архипов, замполит 1-й ср 1144-го сп старший лейтенант Шафеев и др. Агитатор 1144-го сп старший лейтенант Фатеев в период наступательных боев находился в подразделениях всех батальонов, проводил беседы, поднимал людей на выполнение боевых задач. Ротный агитатор 1144-го сп Барков в бою под Острогожском первый пошел в атаку и повел за собой бойцов подразделения; был ранен, представлен к правительственной награде. Агитатор 1142-го сп Назаров из винтовки и гранатами уничтожил до 30 гитлеровцев. Он не покинул своего боевого поста до тех пор, пока не пал смертью героя.

В период наступления с 12.01 по 22.01.43 дивизионная газета выходила ежедневно. Редакцией дивгазеты было отпечатано и разослано сообщение Сов-информбюро об успешном наступлении наших войск южнее Воронежа и о том, что ликвидация окруженных немецко-фашистских войск в районе Сталинграда близится к концу. Было отпечатано специальное обращение к бойцам, командирам и политработникам о взятии Острогожска, которое раздали всему личному составу (листовка «Острогожск должен стать советским»). Наступающие части получали также центральные газеты.

Сообщение Совинформбюро об успешном наступлении наших войск южнее Воронежа, о взятии г. Коротояк, сотен населенных пунктов, больших трофеев было доведено до всех бойцов и командиров, что еще выше подняло наступательный дух, стремление безостановочно идти вперед, уничтожать врага. Жители освобожденных сел с радостью встречали части Красной Армии. В Терновом, Лесном-Уколово, Шубном, Волошино состоялись собрания местного населения, на которых были прочитаны доклады о текущем моменте, созданы органы советской власти247. В освобожденных населенных пунктах для населения не только проводились доклады, но и организовывались концерты дивизионного ансамбля.

18 января части 340-й стрелковой дивизии вышли к юго-западной окраине Острогожска, завершив вместе со 107-й стрелковой дивизией, 309-й сд и 129-й сбр 18-го стрелкового корпуса окружение города, в котором оказались блокированы 10-я и 13-я венгерские и 168-я немецкая пехотные дивизии. В ночь с 18 на 19 января 1943 г. после артподготовки части 340-й сд решительным ударом штурмом ворвались на западную окраину Острогожска. Первыми в город ворвались подразделения 320-го отдельного пулеметного батальона и 1140-й сп. В этом штурме личный состав показал исключительную храбрость, решительность и отвагу. Особенно мужественно боролись за выполнение боевой задачи командир пульбата Олеко и замполит Малюк. Своим личным примером они увлекли всех бойцов и командиров батальона. Когда они оба были ранены, в личном составе батальона не было растерянности; бойцы с еще большим упорством продолжали уничтожать живую силу противника и овладели отдельными улицами Острогожска. Героически действовал под Острогожском комсорг 6-й ср 1144-го сп Жунусов. Рота получила боевой приказ - штурмовать южную часть города. Когда во время боя был ранен командир взвода, Жунусов взял командование на себя и с 4-мя бойцами первым ворвался на окраину города. Истребив до 30 гитлеровцев, группа под командованием Жунусова взяла в плен 50 чел. За это он был представлен к ордену Красной Звезды.

Однако основную роль в освобождении Острогожска сыграла 107-я стрелковая дивизия. 107-я сд полковника Бежко 16-17 января пробивалась к Острогожску с севера, свертывая боевые порядки 13-й венгерской пехотной дивизии; был освобожден Коротояк, начались бои за освобождение Острогожска. Упорное сопротивление противника требовало от бойцов, командиров и политработников большого мужества и подлинного героизма. Старший лейтенант Петр Фомич Коротков, помощник начальника штаба по разведке 516-го сп, все время находился в боевых порядках подразделений, лично участвовал в атаках при занятии селений Шубное, Гумны и др. Захватил в плен двух офицеров, в т.ч. одного майора. При занятии с. Коловатовки выдвинулся вперед и огнем из винтовки уничтожил 3 солдат противника. Захватил у них ручной пулемет и открыл огонь по отступающей пехоте, при этом уничтожил 7 солдат противника. Награжден медалью «За отвагу». Старший лейтенант Искак Бекжанович Байбусинов, казах, агитатор политотдела дивизии, находясь в боевых порядках 516-го сп во время наступления, принял на себя обязанности раненного в бою 16.01.43 замполита 9-й ср Малютина.

8 ходе сильной контратаки противника на Веретье принял на себя обязанности замполита 3-го сб 516-го сп, заменив раненого старшего лейтенанта М.И. Морозова и повел батальон в бой, отбив контратаку противника. Награжден орденом Красной Звезды252. Федор Данилович Прайдин, замполит роты ИГР 490-го отдельного пулеметного батальона 107-й сд, возглавляя группу бойцов, в районе Мостище отбил 2 контратаки противника. На подступах к Коротояку в числе первых ворвался в расположение противника, увлекая за собой бойцов. Под Острогожском был ранен. Награжден орденом Красной Звезды.

Коротояк был освобожден объединенными усилиями группы полковника Дашкевича, которая до этого вместе с частями 107-й сд вела сильный бой по овладению Аверино, и 522-го полка 107-й сд: группа полковника Дашкевича заняла южную окраину, а полк 107-й сд вышел на его северо-восточную окраину, остатки гарнизона Коротояка отошли в Острогожск.

Обязанности командира 522-го сп 107-й сд исполнял майор Шакир Гатин. Имел задачу своим полком выставить заслон для отражения атак противника со стороны Коротояка, этим обеспечивая действия 504-го сп и 1044-го сп, по своему личному решению он произвел глубокую разведку численности гарнизона Коротояка и 18.01.43 после ночного уличного боя овладел им, захватил 700 пленных и большие трофеи. Через два дня, получив задачу блокировать противника с северо-восточной стороны г. Острогожск, майор Гатин вновь проявил инициативу: по своему личному решению он двинулся вперед, преодолевая упорное огневое сопротивление противника. Овладел северо-восточной частью Острогожска, захватив большие трофеи и пленных. Награжден орденом Красного Знамени.

Шакир Гатин сам рассказал о своих действиях во фронтовой газете «За честь Родины» (№ 27, 1943, 29 января); вот как он это описывал участие своего полка в боях за Коротояк и Острогожск:
  «Бойцам и командирам моего подразделения вьшала честь драться за Коротояк и Острогожск - опорные пункты вражеского сопротивления на нашем участке фронта.
  Приходилось действовать в самых неблагоприятных условиях. Сильные морозы, глубокий снег - все это бойцы мужественно преодолевали. Подразделения с боями подходили к Коротояку. Нам предстояло выбить противника с господствующей над местностью высоты. Я предпринял обходной маневр. Пользуясь наступившей темнотой, 70 наших автоматчиков обогнули возвышенность и зашли венграм в тыл. Автоматчикам было придано 3 пулемета. Небольшой этот отряд сумел создать такой массированный огонь, что через несколько минут венгры в панике бежали, оставив на высотке несколько сот трупов. 300 мадьяр было взято в плен.
  Арьергард противника, отходившего из Коротояка, был деморализован. Но дзоты и огневые точки на окраинных улицах еще не были подавлены. Завязались ожесточенные уличные бои. Наши бойцы брали дом за домом. К утру город* был очищен.
  Через несколько дней мы подходили уже к Острогожску. Ближние подступы и окраины города были сильно укреплены. Здесь противник создал систему дзотов, использовав для этого подвалы домов. Густо стояли артиллерийские и минометные батареи. Я решил прощупать оборону противника разведкой. Выяснилось, что с восточной стороны она была слабее. Сюда-то направили мы наш удар.
  Крепко помогли нам артиллеристы, минометчики. Они вывели из строя много огневых точек противника, подавили огонь нескольких шестиствольных минометов. Наши станковые пулеметы передвигались на лыжах. Это позволяло быстро маневрировать, направлять огонь туда, где надо было пройти пехотинцам. Прекрасно действовали пулеметчики тов. Та-раненко. Они показали примеры блестящей выучки и отваги.
  Первыми ворвались в город бойцы капитана Винокурова. Они бесстрашно блокировали дома, из которых неприятель вел огонь, использовали всю силу «карманной» артиллерии.
  ...Командир отделения минометного взвода сержант Аулов с трех выстрелов разбил здание, где засело боевое охранение гитлеровцев, уничтожил десятка полтора мадьяр, парализовал действие врага. Это во многом решило успех стрелкового подразделения, действовавшего в данном секторе. Помог стрелкам и минометчик Исаев. С нескольких выстрелов он подавил две пулеметных точки противника».

Заместителем командира 522-го стрелкового полка по политической подготовке был капитан Александр Иванович Сорокин, уроженец г. Воронежа. Готовя подразделения к наступательным действиям, он провел большую работу по созданию у бойцов и командиров наступательного порыва. В ходе боя организовывал непрерывную политработу и тем самым способствовал успешному выполнению задач по овладению населенными пунктами Коротояк и Острогожск. В ходе боя, находясь в первых рядах атакующих, личным примером воодушевлял бойцов и командиров на мужественные и самоотверженные подвиги. Награжден орденом Красного Знамени.

Лейтенант Николай Зиновьевич Годунов, командир взвода роты автоматчиков 522-го сп, в боях 13 - 19 января 1943 г. проявил мужество и отвагу. Вместе со своим взводом в упорном бою 16.01.43 решительным броском, не страшась ураганного огня противника, ворвался во вражеские окопы, уничтожив при этом из своего автомата 26 фашистов. Прорвал оборону и вошел первым с северо-западной стороны в Коротояк, захватив при этом 47 пленных. В дальнейших боевых действиях под Острогожском со своим взводом лично вел разведку и, нащупав слабый участок обороны, доложил командованию, что со стороны северозападной окраины Острогожска можно сильным броском прорвать оборону противника. Это и было сделано стрелковыми подразделениями полка, которые прорвали вражескую оборону и начали вытеснять противника из города. Награжден орденом Красной Звезды.

Капитан Иван Павлович Винокуров, командир отдельного учебного батальона 107-го сд, имея задачу своим батальоном поддерживать левый фланг 522-го сп при наступлении на Коротояк, умелыми и ретигельными действиями способствовал занятию этого города. При наступлении на Острогожск он имел задачу поддерживать огнем левый фланг 522-го сп в районе Лушниковки и этим дать возможность полку ворваться в город. Он, зная местоположение противника, решил взять инициативу в свои руки и личным примером повел свой батальон вперед в наступление. Благодаря решительным и быстрым действиям он выбил противника из сильно укрепленного пункта и овладел районом мельницы, нанеся противнику большие потери в живой силе. Этим самым Винокуров способствовал 522-му сп ворваться в район Лушниковки, а затем в Острогожск. Награжден орденом Александра Невского.

В этих боях отличился не только 522-й стрелковый полк, но и другие подразделения 107-й стрелковой дивизии. Старший лейтенант Александр Иванович Бугров, командир 1-го пульвзвода пульроты 3-го сб 522-го сп, находясь в боях с 13.01 по 19.01.43, проявил геройство и мужество при выполнении боевой задачи. 16.01.43 в бою за Коротояк со своим взводом подошел к переднему краю обороны противника, и когда тот поднялся в контратаку, взвод из двух станковых пулеметов и винтовок уничтожил 150 немецких солдат и офицеров. Затем взводом был подавлен огонь расчетов двух орудий и двух станковых пулеметов, после чего противник откатился назад. Взято в плен 5 солдат и 1 офицер. Награжден орденом Отечественной войны II степени. Курсант Иван Данилович Федоров, рядовой пульроты отдельного учебного батальона 107-й сд, участвовал в боях за овладением Острогожска и Лушниковки в составе 2-й стрелковой роты. Когда продвижение роты было приостановлено противником, он под сильным огнем врага выдвинулся вперед и уничтожил из ПТР 3 дзота. Награжден орденом Красного Знамени260. Курсант Виктор Семенович Збавленко, рядовой отдельного учебного батальона 107-й сд, обеспечил разведку переднего края обороны, где уничтожил 7 мадьяр и принес ценные сведения о противнике, что дало возможность налетом занять населенный пункт Лушниковка. В боях за Острогожек, действуя один, захватил в плен 7 мадьяр, уничтожил 3 немцев, устроивших в доме узел сопротивления, снял с церковной колокольни 2 автоматчиков, мешавших продвижению подразделения. Награжден орденом Красного Знамени. Лейтенант Федор Васильевич Абаков, командир 2-й ср отдельного учебного батальона 107-й сд, обеспечил отличные боевые действия своей роты с приданными средствами усиления - пулеметным и минометным взводами. Воодушевил весь личный состав своей роты личным примером отваги и героизма, находясь все время впереди своего подразделения, неудержимо продвигался вперед и первым ворвался в Острогожск, уничтожая живую силу и технику врага, захватив в плен 115 солдат. Отлично действовал с группой из 15 бойцов, уничтожая последние огневые точки врага. Сам находился в самых опасных местах боя. Награжден орденом Красного Знамени.

Старший лейтенант Петр Евстратьевич Семенов, замполит 1-го сб 504-го сп, в момент боя, когда батальон потерял своего командира, павшего на поле боя, принял на себя командование батальоном. Батальон под его руководством усиленно наступал. Блокировав северную окраину Острогожска, он сковал противника и дал возможность соседним подразделениям зайти во фланг. В критический момент боя он личным примером увлекал бойцов в контратаки. Батальон истребил более 300 солдат и офицеров, захватил 200 пленных. П.Е. Семенов награжден орденом Отечественной войны II степени.

Взять с ходу Острогожск, где в окружении оказались войска противника силой до 4 полков, не удалось (107-я сд, подойдя к Острогожску, с хода перешла в атаку с запада, севера и северо-востока, но безрезультатно). Этот город был важен для врага прежде всего потому, что он располагался на железнодорожной магистрали, идущей на Валуйки, и шоссейных дорогах, идущих на юг и юго-запад. Этими коммуникациями собирался воспользоваться противник, чтобы спасти свою живую силу и технику. Внезапный и молниеносный рывок советских частейи взятие ими Алексеевки, Каменки, Валуек спутали карты германскому командованию, и его острогожская группировка оказалась зажатой в кольцо; однако город превратился в мощный узел сопротивления.

Общий ход боев за освобождение Острогожска выглядел так. С 18 января 1943 г. войска 40-й армии приступили к ликвидации острогожского узла сопротивления. 107-я сд, не изменяя боевых порядков, перешла вторично в атаку на Острогожск после мощной артподготовки (огонь вели 9 артполков, свыше 400 орудий и минометов, пятая часть которых была поставлена на прямую наводку2*1) и под прикрытием штурмовой и бомбардировочной авиации.

В период наступления частей 40-й армии их с воздуха поддерживали 227-я и 205-я авиадивизии. Несмотря на снегопад, туман и низкую облачность, штурмовики делали по 4 - 5 боевых вылетов за день и наносили врагу большой урон. В разгар наступления командование 40-й армии прислало личному составу 525-го и 567-го авиаполков телеграммы, в которых выражало искреннюю благодарность за умелые действия. Летчики написали ответные письма, в которых заверили пехотинцев, что, не считаясь с трудностями, будут метко разить врага; так завязалась переписка. Авиация и наземные войска взаимно поддерживали друг друга, о чем говорит такой эпизод боя за Острогожск: наши бомбардировщики стали снижаться над боевыми порядками вражеской пехоты, но им препятствовала зенитная артиллерия. Старший лейтенант Леденев, находясь на наблюдательном пункте, по вспышкам искусно засек позицию зенитки и сообщил цель на свою батарею. Через мгновение артиллеристы открыли беглый огонь и вражеская зенитка взлетела в воздух.

Противник, используя все силы и огонь, остановил наступление дивизии, а в 9.45 с северо-восточной окраины Острогожска силою до батальона пехоты перешел в контратаку на боевые порядки 622-го сп. Благодаря мужеству и упорству личного состава атака была отбита. Повторно проведенная атака дивизии дала возможность частям подойти ближе и занять более выгодные исходные позиции. В ночь на 19.01.43 подошли 86-я тбр и батальон 340-й сд. С утра 19.01.43 после проведенной артподготовки 107-й сд перешла в наступление на Острогожск, овладела рощей на северной окраине его и, преодолевая сопротивление, выбила противника из района Новая Сотня, завязав, таким образом, уличные бои в Острогожске.

Новая Сотня была захвачена благодаря инициативе командира 1144-го сп 340-й сд майора Петра Григорьевича Акулова: 20 января, имея задачу только блокировать Острогожск с западной и северо-западной стороны, по своему личному решению стремительной атакой, ломая упорное огневое сопротивление противника, он овладел окраиной города Новая Сотня, тем самым дал возможность другим частям дивизии овладеть городом Острогожск; за этот и другие бои майор Акулов был награжден орденом Красного Знамени.

340-я сд, находясь двумя полками под Острогожском, распоряжением командования была снята и направлена в район Прудки, Подсередное, оставив по батальону от полков для совместных действий со 107-й сд. 107-я сд, овладев пригородом и ворвавшись с вечера 19.01.43 в город, ослабила наступательные действия и прекратила бой. С утра 20.01.43 107-я стрелковая дивизия перешла в атаку и к исходу дня полностью овладела Острогожском, захватив при этом много пленных и большие трофеи. Только в самом городе было взято в плен 600 солдат и офицеров противника. В числе трофеев - 5 складов с продовольствием, 2 эшелона с автомашинами, множество орудий, пулеметов, минометов, винтовок268. Полного окружения Острогожска не получилось, и противник силами до 500 автомашин и свыше 600 повозок бежал из Острогожска в юго-западном направлении на Алексеевку. Однако пройти беспрепятственно ему здесь не удалось: на рубеже Коловатовка, Нижний Олыпан колонна противника была встречена мощным артиллерийско-минометным огнем подразделений 340-й сд, которая 19 - 20 января передислоцировалась в новый район, но получила задачу уничтожить отходящие группы противника. 20 января 3-й дивизион 911-го АП совместно с 1142-м сп, выполняя боевую задачу в районе Новый Олыпанец, уничтожил большую колонну немцев. От огня артиллерии и пехоты противник оставил на поле боя свыше 2 тыс. солдат и офицеров. К Алексеевке смогли прорваться лишь небольшие группы.

В бою за Острогожск высокие образцы стойкости и героизма показали многие солдаты и офицеры 107-й стрелковой дивизии. Лейтенант Анатолий Петрович Гущин, командир взвода минроты отдельного учебного стрелкового батальона 107-й сд, своим минометным огнем уничтожал пулеметчиков и автоматчиков, давал беспрепятственный проход пехоте. Вместе с первыми стрелками ворвался в Острогожск, в котором уничтожил 4 узла сопротивления и захватил в плен со своим минометным расчетом 42 солдата. Будучи раненным, он не покинул поле боя до полного освобождения Острогожска. Сержант Виктор Иванович Жидких, командир отделения стрелковой роты отдельного учебного стрелкового батальона 107-й сд, находясь в резерве командира батальона с расчетом станкового пулемета, получил приказ сделать бросок в 4 км для оказания помощи батальону, ворвавшемуся в Острогожск. Он за 40 минут в невероятно трудных условиях местности со своим тяжелым пулеметом выполнил приказ и в критическую минуту поддержал батальон огнем. Старший лейтенант Павел Максимович Богданов, командир пулеметной роты отдельного учебного стрелкового батальона 107-й сд, в числе первых ворвался в Острогожск, лично огнем станкового пулемета снял автоматчиков, засевших в церкви, очищал город от немецко-фашистских оккупантов. Захватил в плен 32 немецких солдата и офицера. Лейтенант Борис Петрович Кобызев, зам. командира 9-й ср по строевой части, принял командование ротой 18.01.43 под Острогожском. После артподготовки он со своей ротой решительно ринулся на врага, ворвавшись в его оборону. Противник дрогнул и побежал; продолжая преследовать и уничтожать врага на ходу, Кобызев на плечах противника ворвался со своей ротой в Острогожск. В этом бою его ротой было уничтожено до 67 солдат противника и взято в плен 54. Сержант Магмуд Абулович Кушетеров, замполит роты автоматчиков 504-го сп, в бою за овладение Острогожском первым ворвался на окраину города, с двумя автоматчиками остановил группу противника до 130 чел., пытавшуюся перейти в контратаку, уничтожив при этом до 30 чел. и взяв в плен 3. Занятый рубеж удержал до подхода основных сил. Все пятеро были награждены орденом Красной Звезды.

Бессмертный подвиг в бою 19 января совершили бойцы и командиры 2-й батареи 409-го отдельного истребительно-противотанкового дивизиона 107-й сд. 409-м ОИПТД командовал старший лейтенант Николай Васильевич Олешко (замполит - капитан Александр Васильевич Мирошкин). При прорыве вражеской обороны на Урывском плацдарме он лично организовал стрельбу своих батарей прямой наводкой, в результате чего батареей было разрушено 6 дзотов противника. 20.01.43 он организовал стрельбу прямой наводкой одной батареей под г. Острогожск, в результате чего было подавлено 4 огневых точки противника. Вторая и третья батареи, находясь непосредственно в боевых порядках 504-го сп, своим огнем обеспечили усиленное продвижение вперед пехоты. Огнем своих батарей он способствовал занятию многих населенных пунктов, в том числе Коротояка и Острогожска. За время с 13.01 по 20.01.43 дивизионом с открытых позиций было уничтожено до 200 солдат и офицеров, 5 пулеметных точек и 1 пушка противника. За эти бои старший лейтенант Олешко был награжден орденом Александра Невского, замполит капитан Мирошкин получил орден Красного Знамени.

В бою 19 января 2-я батарея 409-го ОИПТД была выдвинута на 500 м впереди боевых порядков пехоты и прямой наводкой уничтожала живую силу и огневые точки противника. В этом бою батареей было уничтожено: пулеметов - 6, минометов - 4, солдат и офицеров - около 120, 1 машина с боеприпасами. Несмотря на сильный обстрел противника, расчеты «со-рокапяток» оставались на позиции и вели огонь до последнего. Старший сержант Иван Иванович Рябикин, командир орудия, был убит разрывом снаряда у лафета своего орудия в 13.00; командир другого орудия, старший сержат' Иван Егорович Болтаев, был убит в 14.00 одновременно с наводчиком - сержантом Алексеем Афанасьевичем Катышевым. За этот подвиг все трое были награждены посмертно: И.И. Рябикин - орденом Отечественной войны I степени, И.Е. Болтаев - орденом Отечественной войны П степени, А.А. Катышев - орденом Отечественной войны II степени.

В течение всего периода наступления бойцы, командиры и политработники 107-й стрелковой дивизии насколько смело, настолько и умело громили противника. Старший лейтенант Николай Данилович Глушенко, командир 3-й минроты 3-го сб 516-го сп, во время наступательных операций полка проявил себя как храбрый и бесстрашный командир. Благодаря хорошей сколоченно-сти в боях с 12 по 21 января 1943 г. его рота имела незначительные потери. Они своим огнем разрушили 5 блиндажей, 3 огневых точки, обоз до 10 подвод и до 2 рот солдат и офицеров противника. Командир роты всегда находился впереди и увлекал за собой бойцов. Его рота первая заняла хутор Орлов-ка. Награжден орденом Красной Звезды.

Старший сержант Владимир Дмитриевич Миронов, уроженец с. Ольховатка Воронежской области, командовал отделением отдельного учебного батальона 107-й сд. В наступательных боях показал себя храбрым и отважным минометчиком, уничтожил 3 огневых точки и до 20 солдат и офицеров противника. Награжден медалью «За отвагу».

Старший сержант Закий Мирсанович Даутов, татарин, помощник командира взвода 3-го со 516-го сп 107-й сд в период наступательных операций полка с 12.01 по 25.01.43 г. показал себя как смелый, решительный и храбрый командир. 12.01.43 при прорыве переднего края обороны противника поднял в атаку бойцов своего взвода, первый ворвался в траншею, лично уничтожил до 15 солдат и офицеров противника и 20 солдат взял в плен. 21.01.43 добровольно пошел в разведку в селение В. Олыпан, занятое противником, уничтожил 2 офицеров, собрал ценные сведения о численности и расположении противника, что дало возможность овладеть селением быстро и без потерь. Награжден орденом Отечественной войны I степени.

Лейтенант Павел Петрович Прибытков, командир минвзвода 120-мм 516-го сп, показал себя за время наступательных боев как храбрый, мужественный и смелый командир. С 12.01 по 31.01.43 его взвод уничтожил: 8 блиндажей, 3 дзота, 1 орудие, 5 минометов, 3 пулеметных гнезда и до роты пехоты. Прибытков лично взял в плен 6 солдат. Награжден орденом Отечественной войны II степени.

Красноармеец Анатолий Петрович Па-ненко, снайпер 3-го сб 522-го сп, с 13 по 25 января 1943 г. из своей снайперской винтовки уничтожил 41 солдата и офицера противника. Награжден орденом Красного Знамени.

Подполковник Василий Емельянович Ященко, начальник политотдела 107-й сд, во время наступательных действий с 12.01.43 обеспечил правильную расстановку младших политработников, высокий наступательный порыв личного состава. Работники аппарата политотдела, находясь в подразделениях, следовали в боевых порядках. В ходе боев Ященко лично на передовой вручил 60 партбилетов принятым в партию. Награжден орденом Красной Звезды.

Итогом первых семи дней наступления 40-й армии стал полный разгром 9-й, 6-й, 20-й, 7-й, 13-й и 10-й пд венгров и 168-й пд немцев, которые своими остатками отходили на рубеж рек Олым и Оскол279. Враг понес огромные потери в живой силе, технике и вооружении, некоторое представление о масштабах которых дают следующие цифры:
  141-й стрелковой дивизией в течение 14 - 20 января было уничтожено 7000 солдат и офицеров противника, 50 пулеметов, 3 пушки, захвачено в плен около 4000 солдат и офицеров и взяты трофеи: лошадей - 146, винтовок - 4400, станковых пулеметов - 110, ручных пулеметов -364, зенитных пулеметов - 3, пушек - 182, машин легковых - 9, грузовых - 20, мотоциклов - 5, радиоустановок - 47, складов -70, танков - 8, минометов - 46. Кроме того, было освобождено 59 советских военнопленных.
  340-я стрелковая дивизия за время с 12 по 19 января 1943 г. истребила 2500 гитлеровцев, захватила в плен 2235 вражеских солдат и офицеров, 9 складов с различным военным имуществом, 17 радиостанций, 75 минометов, 85 пулеметов, 57 орудий, 4 танка, 160 автомашин, 100 повозок, 170 км кабеля, 85 тыс. снарядов, 6500 винтовок.

Частями 107-й стрелковой дивизии за время с 12 по 19 января 1943 г. было истреблено 7500 солдат и офицеров противника, захвачено в плен 1490 чел., взято 4560 винтовок, 25 складов с военным имуществом и продовольствием, 18 радиостанций, 145 минометов, 161 пулемет, 144 орудия, 131 тыс. гранат и много другого вооружения и боеприпасов. Дивизия с боями прошла до Острогожска и участвовала в его освобождении. По пути к Острогожску 107-я сд сломила упорное сопротивление противника в таких сильно укрепленных пунктах, как село Девица, где враг оставил до тысячи трупов, село Калинин, Песковатка и другие. Дивизия была представлена Военным Советом 40-й армии к преобразованию в гвардейскую.

Только в период с 12 по 18 января 1943 г. частями 40-й армии было взято в плен 14 018 солдат и офицеров противника, захвачено 591 орудие, 34 танка, 736 пулеметов, 307 минометов, 462 автомашины, 1076 повозок, 89 складов с военным имуществом и продовольствием, 59 радиостанций, 526 лошадей, 130 тракторов, 3302 велосипеда, 307 мотоциклов, 55 тягачей, 24 кухни, 1 штаб, 555 км кабеля, ручных гранат - 135 500, винтовочных патронов -около 1,5 млн, винтовок - 9928, снарядов -120 тыс. За это время было уничтожено, по неполным данным, 18 254 гитлеровца, 4 склада с боеприпасами, 19 танков, 21 орудие, 15 пулеметов, 80 автомашин.

Всего за несколько дней после начала советского наступления полный разгром 2-й венгерской армии стал очевидным. Командующий генерал Густав Яни издавал грозные приказы: «Ни шагу назад... Стоять до последнего человека!»284, но одновременно обращался к немецкому командованию с просьбами разрешить отход, указывая, что «командиры и солдаты держатся до конца, однако без немедленной и действенной помощи дивизии одна за другой будут рассеяны и искрошены»285. «Только 17 января, - пишет П. Госгони, - верховное командование группы армий «Б» не смогло больше наблюдать за танцем смерти подчиненных ему союзнических армий. Генерал-полковнику Яни были даны полномочия «действовать по ситуации». Но при этом венгерское верховное командование было настроено скептично: прошли ценные часы, пока генерал-полковник Яни воспользовался возможностью спасти свою армию, вернее, ее остатки... 7-му и 4-му армейским корпусам теперь было разрешено начать отступление -конечно, уже не могло быть и речи об упорядоченном отходе войск!»

То, что происходило со 2-й венгерской армией в эти январские дни 1943 г., действительно нельзя было назвать отступлением - это было паническое бегство дезорганизованных подразделений и деморализованных людей. Генерал-полковник Даль-ноки Верешш Лайош писал об этом отступлении: «Состав вырвавшихся войск постоянно менялся, место ушедших вперед и отставших постоянно занимали новые группы. Численность некоторых групп была 800 - 1000 чел. ...Путь группы до места сбора и переформирования этих войск шел через разгромленное поле битвы, картина которого превосходила все воображение. Увиденный ужас был даже хуже наполеоновского отступления. На улицах сел лежали замерзшие трупы, сани и расстрелянные машины преграждали дорогу. Среди расстрелянных немецких противотанковых пушек, автомобилей и грузовых машин лежали трупы лошадей, оставленные боекомплекты, останки человеческих тел указывали путь отступления. Экипаж расстрелянного русского танка, сгоревший дотла, лежал около танка или находился в той же позе, как в тот момент, когда термическая граната попала в него. Солдаты, лишенные одежды и обуви, укоризненным взглядом смотрели на небо, и кроме этого, в свистящем холодном ветре кружились сотни ворон, ожидающие пир. Вот это - ужас живых. Так влекла себя голодная и уставшая армия в сторону жизни. Пища состояла в основном из кусков мяса, вырезанных из ног лошадиных трупов, мерзлой капусты, супа, сваренного из морковки, а пили растопленный снег. Если они ели это около горевшего дома, то чувствовали себя счастливыми».

Отступление венгров представляло собой зрелище военной катастрофы. Части и подразделения превратились в дезорганизованные группы людей, переставших подчиняться приказам. В воспоминаниях Бартфои Сабо Ласло описывается одна из типичных сцен этих дней: «Масса людей уже крутилась на том же уровне, где мы стояли, там, где около минуты тому назад стояли мы. Зрелище было ужасное, как друг друга затаптывая, толкая, с воем отступали солдаты. Были такие, которые бросили свое оружие и рюкзаки, чтобы легче было бежать в глубоком снегу. Один офицер на лошади с кнутом в руках махал над солдатами и орал ненормальным голосом: "Назад к машине! Свиньи, назад к машине!" Но все угрозы, все крики были бесполезны, никто не остановился и никто не пошел назад, чтобы вьпащить застрявшую в снегу машину. Среди лошадей, которые тащили сани, было много раненых, кровь вытекала из них струей, одна за другой они падали, а сзади идущие топтали их. Со стороны дамбы все не прекращался поток людей. Я не думал, что перед нами столько групп, Я пошел вперед, чтобы все солдаты меня видели и, показав на дорогу, крикнул: "Смотрите! Смотрите! Вот как выглядит армия, когда она потеряла голову, когда нарушается порядок. Разве это солдаты? Смотрите! Смотрите!" Мой голос упал. Я отвернулся, чтобы не видели, что я плачу».

Военврач 116-го военного госпиталя 2-й венгерской армии Шоморяи Лайош так описывал в своем дневнике январские события 1943 г.:
  «13 января. Ночью температура воздуха опустилась до -41 градуса, днем было где-то -25. Живем тихо. Я потерял последнюю надежду. 17 января. Температура -40 постоянно днем и ночью. Редко днем понижается до -35. Теплая одежда и валенки жизненно необходимы. Вчера я получил плохую новость: южнее Воронежа началось крупное русское наступление. Они вклинились в венгерскую оборону. Думаю, что речь идет о нашем корпусе. Ужасно представить отступление по такому морозу.
  19 января. Наконец-то мы все знаем. По рассказам отступавших, 80 тысяч русских при поддержке 300 танков атаковали венгров на 8-километровом участке фронта. 7-й корпус стал запланированной жертвой. Измученные годом войны венгры не смогли удержать оборону, и линия фронта расплылась как масло, и все бежали, куда глаза глядят. Паника была жуткой. Раненые погибли от холода. Несколько дней отступавшие шли без пищи и воды в 40-градусный мороз. Отставшие от колонн породнились со смертью. Русские танки и пехота преследовали венгров на расстоянии выстрела. 7-й корпус был уничтожен, 60% личного состава погибло. Дисциплина утрачена полностью. Я был спасен от неминуемой смерти, так как находился не на передовой, а в тыловом госпитале.
  26 января. Движение плохо организовано. Нет корма для лошадей. В этом холоде 1000 наших лошадей ночи напролет стоят под открытым небом. Рядовой состав уже 3 дня не получает пищу. Как они живут? Загадка. Я питаюсь консервами, которые берег про запас в течение полугода. Сейчас они пригодились. Я купил за 2 марки 10 картофелин. Цыганская жизнь надоела, но это жизнь.
  27 января. Вчера мы получили приказ: "2-я венгерская армия потеряла свою гордость! Противник смял наши боевые порядки. Это не стыдно. Стыдно позорное бегство обезумевших солдат, превратившихся в сброд...". Вот что мы получили, получили наши солдаты, находившиеся в течение 10 месяцев в полной боевой готовности против превосходящего по численности, лучше вооруженного и обученного противника, фанатично воюющих до последнего патрона русских солдат. Мы же вынуждены воевать без веры, с плохим снабжением и вооружением, на чужой территории и не защищая свою родину. Это благодарность прошедшим через кромешный ад, кучке оставшихся в живых солдат.
  Это надгробная речь для погибших венгров, воевавших за чужие интересы далеко от родины и в большинстве своем лежащих непохороненными в бескрайних российских заснеженных степях» .

С хмурого январского неба на нестройные колонны отступающих венгров спускались советские листовки. «Более ста тысяч венгерских бойцов, - говорилось в одной из листовок, - убито, ранено или попало в плен в течение четырех месяцев. Чего вы ждете? Помощи от немцев? Напрасно ждете этого». Это еще больше усиливало пораженческие настроения среди венгерских солдат и офицеров, засвидетельствованные многими документами. В одном из политдонесе-ний 40-й армии приводились такие факты: «Подполковник Горнай Янош, командир 1-го батальона 43-го пп говорит, что солдаты его батальона, как большинство венгерских солдат, не хотели воевать против русских. Они хорошо знали, что в этой войне заинтересована только Германия, они проливают кровь за интересы Германии, поэтому достаточно было сильного удара со стороны частей Красной Армии, чтобы они сложили оружие. Такие же заявления делают солдаты 21-го пп, 51-го пп, 23-го пп, 18-го пп, 13-го пп и 48-го пп, и прибавляют еще, что Венгрия вместе с Германией проиграли войну». Боеспособность отступающих венгерских частей упала до крайне низкого уровня, примером которого могут послужить многие факты. 19 января по направлению с. Готовье двигалась группа солдат и офицеров противника. Большинство из них сложили свое оружие в повозки, следовавшие за колонной. Бойцы отдельного артдивизиона ГТТО 305-й стрелковой дивизии, занимавшие боевую позицию на окраине с. Готовье, внезапно обрушились на противника и захватили всю группу в плен. Только двум офицерам удалось бежать. В разговоре с пленными было установлено, что в соседнем селе находится большая партия солдат, собирающихся перейти на сторону Красной Армии. Бойцы приказали венгерским солдатам повести их в это село. Вместе с венгерскими проводниками 20 красноармейцев обошли в селе Дуровка хату за хатой, разоружая мадьяр и забирая их в плен. Несколько немцев убежали. Всего было захвачено таким образом 280 солдат и офицеров противника. Наши потери в этой операции были незначительны: 1 боец был убит и еще один ранен.

Молитвенник убитого венгерского солдата. Бог не помог...

Доведенные до крайней степени физического и морального истощения венгерские солдаты скорее могли рассчитывать на помощь со стороны противника, чем со стороны своих немецких союзников. Полковник Хуньядвари в своем рапорте докладывал, что советские партизаны, захватив и обезоружив отступавших венгерских солдат, побеседовали с ними и отпустили их, дружески пожимая руки и говоря: «...Вас мы не будем трогать, идите домой в Венгрию». Он отмечал далее, что, по сообщению московского радио, а также по рассказам свидетелей, партизаны снабжали салом и хлебом задержанных ими измученных и голодных венгров. Такому гуманизму советских людей в рапорте противопоставлялось «безжалостное, грубое, насильственное поведение немецких солдат», что «играло не последнюю роль в трудностях отступления». «Искавших где бы согреться наших людей (равно командиров и рядовых) они выгоняли из домов, с чердаков и т.п., так что даже в сильнейшие морозы наши люди не могли найти крышу над головой».

Такое поведение «союзников» никак не могло укрепить моральный дух отступающих венгров. Начальник штаба 2-й венгерской армии генерал-майор Ковач в своем донесении - первом из полученных в Будапеште сообщений о разгроме, должен был признать, что «боевая мораль армии довольно снизилась. В материальном смысле нам конец. Спасены всего 6 орудий. Все остальное, вероятно, осталось лежать на поле боя... Большая часть зенитных орудий, как и остального вооружения, потеряна. Многочисленных раненых все же смогли спасти, из них, однако, многие страдают от обморожений. Вся армия отступает. В долине Оскола до сих пор собралось 17 000 человек, у которых еще оставалось оружие. Я не могу говорить о батальонах, потому что они больше не существуют. Мы можем только говорить о большом скопище людей! Многие солдаты без оружия. То, что я здесь пережил, было величайшим разочарованием моей жизни. До советского наступления каждый был героем, проводились операции, а затем, после того, как им удался прорыв у 4-го пехотного полка, все лопнуло, как мыльный пузырь...»

Каким образом небольшой части солдат и офицеров 2-й венгерской армии удалось все же выбраться из окружения?

И внутренний, и внешний фронт окружения острогожско-россошанской группировки противника не был сплошным; войска занимали только важные узлы дорог и населенные пункты, находившиеся на наиболее вероятных путях отхода противника, который не сдавался, шел с боями, упорно стремясь прорваться из окружения. «В общем, после окружения противника и в процессе его уничтожения, боевая обстановка на фронте не только не потеряла своего напряжения, но, наоборот, ее острота, накаленность еще более возросли, - отмечал в своем докладе командующий Воронежским фронтом генерал Голиков. - Окруженный противник у Иловское все больше скапливался и однажды ему даже удалось овладеть Иловское. Казалось, что эта группировка противника вырвется. Особенно упорно здесь действовали немцы (26-я, 168-я пд)». Образовавшийся 18 января 8-километровый «коридор» между Алексеевкой и Иловским удерживали не только 26-я и вырвавшиеся из Острогожска подразделения 168-й немецких пехотных дивизий, но и 1-я венгерская танковая дивизия, которых поддерживали отдельные боевые группы из состава разбитых венгерских пехотных дивизий. Перекрыть этот коридор у 88-й танковой бригады 15-го танкового корпуса, захватившей Алексеевку, и подразделений 305-й стрелковой дивизии, ведущих тяжелые бои за овладение Иловским, просто не хватало сил. Только когда в этот район были перегруппированы 48-я гвардейская стрелковая дивизия и 37-я стрелковая бригада из состава 3-й танковой армии и 340-я и 309-я стрелковые дивизии из состава 40-й армии, оказалось возможным сломить сопротивление укрепившегося в лесу близ Алексеевки противника (здесь находились армейские склады 2-й венгерской армии, поэтому противник имел достаточно боеприпасов и продовольствия). После непрерывных боев 21, 22 и 23 января части немецких пехотных и венгерской танковой дивизии (от дивизии к этому времени осталось 6 танков), бросив тяжелое вооружение и технику, стали отдельными группами пробиваться из окружения, но в течение следующего дня были в основном уничтожены.

К этому времени Верхсосенск - узел дорог на пути от Алексеевки к Новому Оско-лу, был уже занят одним стрелковым батальоном 305-й стрелковой дивизии. В тот же день еще один передовой отряд в составе 7 танков 116-й танковой бригады с десантом пехоты 25-й гвардейской стрелковой дивизии, посаженной на танки и сани, был двинут из района Репьевки для захвата станции Голофеевка с последующим форсированием реки Оскол и, при благоприятных условиях, с диверсией на город Старый Оскол в тыл с юго-запада. Захват станции Голофеевка и форсирование реки Оскол с захватом села Шмарное были выполнены отлично; удар на Голофеевку был столь неожиданным, что противник не успел отправить или уничтожить скопившиеся там эшелоны. Дальше, однако, продвинуться этому отряду не удалось.

В течение нескольких последующих дней уцелевшие подразделения противника пытались выйти из окружения через Алексеевку, но попадали под удар советских танковых и стрелковых частей, действовавших не только и не столько числом, сколько умением. Примером может послужить бой автоматчиков 3-го отдельного стрелкового батальона 37-й ОСБр. 25.01.43 начподив 37-й ОСБр подполковник Мекеда получил данные, что в направлении с. Алексеевка движется большая колонна противника. Мекеда с начальником штаба бригады капитаном Пи-липчуком выехал для проверки полученных данных и установил, что по балке в 3 км от Алексеевки действительно движется колонна противника в количестве до 600 чел. Для того чтобы не допустить противника в Алексеевку, было выделено 25 автоматчиков на 2 автомашинах. С первой автомашиной выехало 13 чел. автоматчиков с задачей залечь в балке и отрезать противнику путь на Алексеевку. Эти 13 бойцов сильным автоматным огнем остановили продвижение противника и держали его на морозе в течение 1,5 - 2 часов. После этого противник решил обойти справа и пробраться в Сидоровку. К этому времени подоспела вторая автомашина с 12 автоматчиками во главе с лейтенантом Воль-вич, которому было приказано перерезать дорогу на Сидоровку. Эта группа быстро заняла указанный рубеж и открыла организованный огонь. Среди противника началась паника и замешательство. Противник оставил без прикрытия свой обоз. Воспользовавшись этим, наши автоматчики захватили 2 лошадей и подтянули на них два своих станковых пулемета. Кинжальный пулеметный огонь окончательно сломил дух противника. Находясь долгое время на морозе и видя безвыходность своего положения, гитлеровцы начали группами по 10 - 20 чел. сдаваться в плен. В результате было пленено более 300 солдат и офицеров противника, остальные группами по 5 - 10 чел. стали разбегаться по полю в разных направлениях. Сильным огнем наших автоматчиков было уничтожено более 11 чел., которые не пожелали сдаться в плен. Потери автоматчиков в этом бою составили 1 чел. убитыми и 2 чел. ранеными. Среди особенно отличившихся в этом бою были командир отделения Тяпкин и красноармеец Чернов, которые скрытно подобрались вплотную к колонне и расстреливали противника в упор, захватили 2 подводы.

В ходе боев в районе Алексеевки и Иловского отдельным группам противника все же удалось пробиться на Буденное и отойти к реке Оскол. Но это уже были жалкие остатки 2-й венгерской армии: к 24 января на боевом счету 40-й армии числилось уже 23 944 уничтоженных вражеских солдат и офицеров, около 13 тыс. пленных и богатые трофеи: орудий - 658, пулеметов - 875, минометов - 519, автомашин - 749, танков - 62, тягачей - 60, радиостанций - 11, тракторов - 142, складов с военным имуществом и продовольствием - 120, винтовок - 22 647, кабеля - 1335 км, снарядов - 180 тыс., винтовочных патронов - до 2 млн.

Несмотря на тяжелое положение разбитых венгерских и немецких частей, уничтожение противника в районе Алексеевка -Иловское потребовало от войск 40-й армии большого напряжения сил. 21 января 1-й артдивизион 830-го АП, приданный 1002-му сп 305-й стрелковой ливший, отбил три контратаки немцев, уничтожил более 600 человек, разбил 80 повозок и 20 автомашин, подавил огонь самоходной пушки и минометных батарей. Орудийный расчет Соколова из 830-го артполка уничтожил один танк и несколько сот пехоты противника, и весь героически погиб. Наводчик Ковалев, который до последнего снаряда стоял у орудия, когда стрелять было уже нечем, взял винтовку и крикнул: «Орудия не отдаем!» Он защищал свою пушку до последнего вздоха, и так и умер, обхватив руками ствол орудия и повиснув на нем. Замечательный подвиг совершила санинструктор Шаратина. Когда выбыл из строя расчет одной пушки, она сама стала к орудию и повела огонь по противнику. За доблесть девушка была награждена медалью «За отвагу».

Направленная из-под Острогожска 309-я стрелковая дивизия с 20 по 21 января в течение 20 часов совершила 90-километровый марш из района Гнилое в район Рого-вато-Погорелое (22 января 309-я сд из состава 18-го стрелкового корпуса перешла в состав 40-й армии).

Почти такой же путь пришлось проделать 340-й стрелковой дивизии, но результат оправдывал средства: 22 и 23 января сводный отряд 340-й сд под командованием подполковника Кротова, совместно с 1144-м сп и во взаимодействии с частями 305-й сд, ударом с юга разгромил илов-ский гарнизон противника и овладел Иловским. В этом бою было истреблено свыше 2 тыс. солдат и офицеров противника, захвачено 150 автомашин, 300 лошадей, 400 саней и другое военное имущество. Эта победа увенчала собой участие 340-й стрелковой дивизии в Острогожско-Россошанской наступательной операции: за время наступления с 12 по 22 января 1943 г. 340-я сд прошла с боями более 80 км, освободила 27 населенных пунктов, в том числе: Болдыревка, Солдатское, Кольино, Ржевский, Селяв-ное, Ездочное, Терновое, Завершье, Березовка, Лесное Уколово, Шубное, Волошине, Орлов, Чубаревка, Иловка, Коммунов-ка. За это время ею было уничтожено до 12 тыс. солдат и офицеров противника, взято в плен 3800, захвачено 12 танков, 100 автомашин, 89 орудий разного калибра, 118 минометов, 160 пулеметов, 6500 винтовок, 566 лошадей, 17 радиостанций, 7 складов с различным военным имуществом, 285 тыс. снарядов, свыше 1 млн. винтовочных патронов. Потери дивизии убитыми и ранеными за этот период составили 1910 чел. За период наступления в 340 сд было награждено командирами полков 58 бойцов, командиров и политработников, представлено к правительственной награде - 217.

Войска правого фланга 40-й армии, продвинувшись на 8 - 15 км и выйдя к исходу 20 января на рубеж Россошки, Семи-десятское, Скупой, Долгий, Острянка, Роговато-Погорелое, Городище 1-е и 2-е, закрепились на нем и в продолжение последующих дней в ходе боев местного значения продолжали изматывать силы группы «Зиберт», готовясь к началу нового наступления. 18 января командование Воронежского фронта и начальник Генштаба генерал армии A.M. Василевский направили в Ставку план Воронежско-Кастор-ненской наступательной операции, который был утвержден 20 января. В ходе этой операции, начавшейся 24 января, 141-я сд, 253-я сбр, 86-я и 150-я тбр воевали уже в составе 60-й армии Воронежского фронта под командованием генерал-майора И.Д. Черняховского.

Интересное совпадение - в тот же день 2-я венгерская армия (вернее, ее остатки) была немецким командованием официально отведена с фронта (это не касалось 3-го армейского корпуса, включенного в состав группы «Зиберт»), и в тот же день командующий армией генерал-полковник Густав Яни издал приказ, в котором обвинял свои войска в трусости, в том, что на поле боя они окончательно потеряли свою честь. «Твердой рукой, если необходимо -через расстрел на месте, должны быть восстановлены порядок и железная дисциплина, без исключения, виновен ли офицер или простой солдат», - бушевал командующий. Приказ заканчивался так: «Кто не подчинится моему приказу, не достоин дальше влачить свою жалкую жизнь, и я не потерплю, если кто-нибудь еще увеличит наш позор... Наш участок фронта был принят немецкими войсками, которые заслуживают восхищения. Мы его не заслуживаем и до тех пор не можем на него рассчитывать, пока не станем снова полностью способным к бою войском...».

Однако надеждам генерала не суждено было оправдаться. День 24 января стал началом нового наступления советских войск - Воронежско-Касторненской операции, и для венгерских солдат и офицеров 3-го армейского корпуса все началось заново. Начальник оперативного отдела штаба корпуса майор Э. Чато рассказывал о начале советского наступления: «...русские после артиллерийской подготовки начали атаку по всему фронту. Началась паника. Солдаты выбегали из изб и попадали под огонь и мороз. Началось стихийное бегство на север. Прошел слух, что вся армия окружена, паника усилилась. Связи с частями не было. Начался настоящий хаос. Части разбрелись». Противник под ударами советских войск поспешно отступал в западном направлении. Только 31 января через Кас-торное на Сумы проследовало до 12 тыс. венгерских солдат из отступавших 6-й, 7-й и 9-й венгерских пехотных дивизий. Как и в ходе Острогожско-Россошанской операции, немецкое командование стремилось использовать венгерские соединения в качестве арьергарда при отводе своих частей, направлять их на самые опасные участки фронта. Это обстоятельство усугубляло венгеро-германские противоречия, способствовало росту взаимной вражды между венграми и немцами.

В ходе отступления немцы оттесняли венгров с хороших дорог, выгоняли из домов, куда венгры заходили погреться, отнимали средства передвижения, коней, теплые вещи, не давали возможности пользоваться немецкими транспортными средствами. Для организации прорыва из окружения немцы проводили широкую пропаганду среди венгерских солдат о том, что по выходе из окружения венгерские части из района Валуек будут отправлены домой. Делалось это исключительно ради того, чтобы посеять в сознании деморализованных венгерских солдат смутную надежду на возвращение на родину и придать разбитым частям венгров известную устойчивость.

С 29 января по 1 февраля остатки 3-го венгерского армейского корпуса под командованием генерал-майора графа Штом-ма прикрывали отход немецких частей. 1 февраля Штомм, сообразуясь с ситуацией, отдал приказ о расформировании корпуса и предоставил солдатам и офицерам право «действовать по обстановке», отходить на запад небольшими фуппами, имевшими больший успех на прорыв из окружения. Выйти в конце концов удалось немногим: 3-й армейский корпус, по неполным данным, потерял до 70% своего изначального состава. Но самому командиру корпуса выйти из окружения не удалось: 3 февраля в районе населенного пункта Горшечное советские кавалеристы окружили бивак группы штаба корпуса. Генерал-майор Штомм был захвачен в плен вместе с начальником артиллерии 3-го армейского корпуса генералом Деше (в 1935 - 1937 гг. был военным атташе в СССР) и начальником оперативного отдела штаба корпуса майором генштаба Чато; генерал-полковник Саркани застрелился.

Надо сказать, что несколькими днями раньше, 27 января, в плену оказались и командиры трех дивизий итальянского альпийского корпуса генералы Пасколини, Ре-каньо и Баттисти. Примечательно, что одними из первых генералов противника, взятых в плен во время Великой Отечественной войны, оказались именно генералы армий сателлитов фашистской Германии.

Разведотделом штаба Юго-Западного фронта в 1943 г. был подготовлен доклад «Разгром 3-й румынской и 8-й итальянской армий на Дону». В нем содержалась информация о первых генералах противника, попавших в советский плен в ходе контрнаступления наших войск под Сталинградом. В частности утверждалось, что «В ночь с 22 на 23.11. войска 4-го и 5-го армейских корпусов (румын. - С.Ф.) большими группами самостоятельно начали сдаваться в плен. В районе Белосоин, Белонемухин были взяты в плен командиры 5-й и 6-й пехотных дивизий вместе со своими штабами».

В докладе указываются фамилии плененных генералов: «В районе Белосоин, Белонемухин, Головский окруженные части 4-го и 5-го армейских корпусов предприняли несколько попыток прорвать кольцо окружения и выйти к реке Чир в направлении Чернышевская. Все попытки успеха не имели.

Оценив безнадежность дальнейшего сопротивления, окруженные части после переговоров парламентеров в ночь с 23 на 24.11. прекратили сопротивление и сдались в плен во главе с бригадным генералом Сганеску». В разделе доклада «Итоги боев» утверждается: «Остатки разгромленных соединений 3-й румынской армии, за исключением частей 1-го армейского корпуса, деморализованные и обезоруженные бежали за реку Сев. Донец. Часть бежавших войск была задержана заградительными отрядами немцев и вновь брошена в бой на реке Чир (остатки 9-й и 14-й пехотных дивизий - до 2500 человек). В итоге 3-я румынская армия как целое крупное соединение перестала существовать... Захвачено в плен: 54 тысячи солдат и офицеров (из них 3 генерала, 9 полковников)».

Доклад содержит раздел «Оценка операций войск Юго-Западного фронта пленными румынскими генералами». В нем сообщается: «Разгром армии (3-й румынской. - С.Ф.), занимавшей оборону на хорошо подготовленных позициях, в такой короткий срок, как это произошло, по мнению румынского дивизионного генерала Мазарини (командир 5-й пехотной дивизии, бывший зам. начальника Генерального штаба румынской армии) заслуживает высокой похвалы».

Газета венгерских военнопленных в СССР «Слово правды», со статьями об оккупантах - «Армия убийц и воров» и «Гитлеровские бандиты и их венгерские пособники».

Всего в лагерях и тюрьмах СССР и советской оккупационной зоны Германии в 1943-1956 гг. находилось 403 генерала вермахта. «Генералы вермахта» - понятие собирательное, к ним отнесены: 3 фельдмаршала, 8 адмиралов, 369 генералов, 13 чинов СС, 1 - СА, 2 генерала полиции, 6 гражданских лиц, занимавших руководящие должности в военном строительстве, противовоздушной обороне и т.п., которые были приравнены органами НКВД к уровню генералов (иногда имели почетные военные звания). По национальному составу среди них было 389 немцев, 13 австрийцев и 1 хорват. Генералов вермахта оказалось в плену в 5 раз больше, чем советских, правда значительная часть была взята в плен после капитуляции Германии или арестована в последующие месяцы.

6 генералов вермахта содержались в тюрьме № 1 г. Воронежа. Они были пленены советскими войсками в конце Великой Отечественной войны в Чехословакии, Румынии, Латвии, Германии. Пятеро из них являлись немцами и германскими подданными. Только генерал-лейтенант Майснер, бывший заседатель военного суда в г. Торгау, родился в Вене и был австрийским подданным.

Генерал-майоры Шватло-Герштендинг, Хенце, Нойман на советско-германском фронте командовали немецкими пехотными дивизиями соответственно 253-й, 30-й и 563-й. Генералы Хэлл и Гартман были артиллеристами.

Воронежская тюрьма № 1 стала одной из многих в череде лагерей и тюрем на территории СССР, через которые они прошли. Но почти все эти генералы в 1949 - 1950 гг. были приговорены к 25 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях именно военным трибуналом войск МВД Воронежской области. Приговор выносился в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19.04.43 «О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов, изменников Родины из числа советских граждан и для их пособников». В октябре 1955 г. пять немецких генералов были репатриированы из СССР на родину, а австриец за два года до этого умер в спецгоспитале от рака. Что же касается других городов Черноземья, то в Курске в частности содержался пленный генерал-майор Бремер, бывший военный комендант Берлина.

29 декабря 1945 г. трибуналом Московского военного округа был приговорен к высшей мере наказания бывший комендант г. Орла генерал-майор германской армии Хаман. На следующий день приговор был приведен в исполнение.

По данным Главного управления военнопленных и интернированных НКВД СССР, за период 1941 - 1945 гг. в советском плену кроме немцев находились генералы следующих армий европейских государств: венгров - 49, румын - 6, итальянцев - 3, чехословаков - 2 и др.

В конце 1943 г. генерал-полковником Ф.И. Голиковым был подготовлен доклад «О наступательных операциях Воронежского фронта с 12 января по 20 марта 1943 года». В документе утверждалось, что «Воронежский фронт взял около 150 тысяч пленных, в том числе 5 генералов.. .»320. Это были те самые два венгерских и три итальянских генерала, речь о которых шла выше.

Всего же под Сталинградом и Воронежем в 1943 г. в ходе советского наступления в плен попали 32 вражеских генерала. Кроме вышеназванных в их числе были 22 генерала вермахта во главе с Ф. Паулюсом, а также командир 1-й кавалерийской дивизии румын бригадный генерал Братеску и командир 20-й пехотной дивизии румын бригадный генерал Димитриу.

Это были первые пленные немецкие генералы в ходе Великой Отечественной войны. В 1941 - 1942 гг. ни один гитлеровский генерал в плен не попал. Но в Сталинграде их было очень много.

Из 403 пленных генералов вермахта: 105 умерли в плену (24 из них были казнены), 268 были осуждены судебными органами на длительные сроки каторжных работ или тюремного заключения, 11 человек были переданы в Польшу, Югославию и Чехословакию для проведения судебных процессов. Судьба нескольких генералов нуждается в уточнении. Впоследствии 278 генералов были освобождены в основном в 1953 - 1956 гг.

Итак, в ходе наступления советских войск на Верхнем Дону в январе 1943 г. 2-я венгерская армия встретила свой печальный конец. Только за первые десять дней боев она потеряла 105 085 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести. 75 процентов самолетов и танков осталось на поле боя. В период с 12 января по 9 февраля 1943 г. 2-я венгерская армия потеряла, по подсчетам ее командования, 148 тыс. человек убитыми, ранеными, пропавшими без вести и пленными; было потеряно 80 процентов оружия, боевой техники и снаряжения. Остатки 2-й венгерской армии (около 60 тыс. человек) весной 1943 г. были возвращены на родину и частично, пополненные до размеров оккупационных дивизий, перемещены на Украину.

31 марта 1943 г. Гитлер наградил бывшего командующего разгромленной 2-й венгерской армией Г. Яни орденом Железного Креста в память о былых заслугах венгров. Это был жест скорее политического, нежели военного характера. 1 мая 1943 г. генерал Яни с последним эшелоном 2-й венгерской армии вернулся на родину. Нового назначения в Будапеште он не получил и в том же году вышел в отставку «по собственному желанию». Чудом выжившие в России солдаты 2-й венгерской армии так вспоминали свое возвращение на родину в 1943 г.: «Мы ждали радостную толпу ликующих, машущих, вручающих нам цветы людей, марши военных оркестров и пламенные речи. Не потому, что нам это было нужно, а потому, что это было бы честно перед пролившими кровь, отдавшими жизнь на фронте и защищавшими покой оставшихся дома. Из города Сомбатхеи ушло на фронт 6500 человек, вернулось -1456. А остальные? ...Как же нас встретили на самом деле? По пути движения на каждой станции наши эшелоны были оцеплены солдатами. Прием в конце пути представлял из себя жалкое зрелище. Жандармское оцепление и безмолвная толпа гражданских. Не было произнесено ни одного дружелюбного слова, осуждающие взгляды сопровождали нас. И только родственники возвращавшихся тихо плакали. Пересекая Польшу, и даже в русских деревнях мы не встречали такого подчеркнуто холодного приема. А мы с пылающими лицами шли, как через палочный строй, подобно осужденным преступникам.

Встречавший нас в казармах полковник не подал руки нашему командиру и заявил, что установит железную дисциплину, а неподчинившихся ожидает карцер».

В хортистской Венгрии разгром 2-й венгерской армии назвали «Воронежским бедствием». Позднее западные историки утверждали: «Активному ведению кампании на Восточном фронте положила конец катастрофа под Воронежем в январе 1943 года, где Венгрия потеряла половину своих вооруженных сил и почти всю технику». Такого поражения венгерский королевский гонвед не знал за всю свою историю.

На заседании венгерского правительства 23 февраля 1943 г. рассматривался вопрос о последствиях поражения 2-й венгерской армии на советско-германском фронте в январе 1943 г. На нем отмечалось: «Согласно поступившим к настоящему времени сведениям, потери погибшими, ранеными и попавшими в плен можно оценить в 70 тыс. человек. Во время отступления, происходившего в период больших морозов, многие солдаты, будучи отрезанными от своих частей, побросали оружие. ...Он (министр обороны. -С.Ф.) возложил вину и на германское военное руководство, которое недооценило русских и переоценило собственные силы и эффективность своего оружия. К сожалению, в наших войсках один пулемет приходился на полкилометра фронта. Русские дивизии состояли из солдат 18 - 22-летнего возраста, в то время как мы, к сожалению, вынуждены были призвать людей старших возрастов. ...Венгерское военное командование в настоящее время высказывается за то, чтобы больше не посылать на фронт ни солдат, ни снаряжения». Известный венгерский военный историк Сабо Петер в своей книге «Излучина Дона: история 2-й венгерской королевской армии» писал: «2-я венгерская армия за период оборонительных боев в январе и феврале 1943 года получила только негативную оценку как со стороны немецкого, так и со стороны венгерского высшего командования. Они критиковали беспорядочное отступление войск и отсутствие серьезного сопротивления. Во многих ранних немецких военных сообщениях было написано: "Венгерский сброд". Это выражение говорит о том, что отступающие разгромленные венгерские войска воспринимались как обуза для немецкой обороны. .. Приблизительно 120 тысяч человек из числа венгерских солдат и входивших в состав рабочих батальонов погибли, попали в плен или были ранены за чуть более года нахождения 2-й венгерской армии на Восточном фронте». Участник этих событий Бартфои Сабо Ласло в книге своих воспоминаний пишет: «Правда, легко впоследствии быть умным, легко задним числом упражняться в критике тех тяжелых сложнейших времен. Но если критика обоснована, критикуйте, потому что она сможет послужить уроком для будущих поколений». Автор «Реквиема для одной армии» Немешкюрти Иштван, хотя он не был участником этих событий, обращаясь к венграм, с сочувствием напоминал о солдатах, которые «...замерзли, и истекали кровью, и умерли, и были ранены, и мучались, и с ума сошли, и ослепли от снега, и умерли от голода, и в момент проблесков угасающего сознания думали о доме, да, о родине, о которой знали, несомненно, знали, что не у Дона надо ее защищать. Но если им там суждено было умереть, и желудок диких животных и птиц стал местом захоронения их жертвенных тел, тогда прольем за них хоть одну каплю слез».

Главный вклад в разгром 2-й венгерской армии внесли бойцы, командиры и политработники 40-й армии Воронежского фронта, заслуги которых были достойно оценены командованием, использовавшим установившееся на правом фланге кратковременное затишье для вручения боевых наград солдат и офицеров.

В 25-й гвардейской стрелковой дивизии 22 января 1943 г. состоялось вручение наград, произведенное комдивом перед строем дивизии. Среди награжденных орденом Красной Звезды были гв. ст. лейтенант, командир 1-й ср 73-й гв. сп Иван Давыдович Рудиков, гв. капитан, зам. командира 120-мм минбатареи 73-го гв. сп Николай Родионович Астафьев, гв. ст. лейтенант, замполит роты 73-го гв. сп Лев Михайлович Калинин и многие другие. Медалью «За отвагу» был награжден стрелок 2-го сб 73-го гв. сп Ино-кентий Инокентьевич Максимов, жене и детям которого было направлено письмо, в котором уже упоминавшийся замполит Л.М. Калинин писал: «Уважаемая Мария Матвеевна! Муж Ваш в боях с немецко-фашистскими оккупантами сражается в первых рядах гвардейцев. Он беспощадно истребляет гитлеровских захватчиков, мстит им за все злодеяния, которые они причинили нашему народу. В тяжелых наступательных боях он бесстрашно атакует вражеские позиции, первым врывается в траншеи и блиндажи противника, умело действует штыком и гранатой. Меткими выстрелами из своей винтовки он только в одном бою истребил 5 фашистов. Правительство оценило боевые заслуги Вашего мужа и наградило его медалью «За отвагу».

В 141-й стрелковой дивизии в ходе Острогожско-Россошанской наступательной операции отличились в боях командир 2/348-го ап капитан Яковлев, нач. штаба 2/348-го ап старший лейтенант Бабич, зам. командира 8-й батареи 348-го ап старший лейтенант Ефимов, старший лейтенант 745-го сп Мамендос, младший лейтенант 745-го сп Елисеев, пом. ком. взвода 5-й ср 745-го сп Гордеев (лично в бою уничтожил 15 солдат противника), связной командира 3/745-го сп Петров, командир роты 796-го сп лейтенант Сашко и др.

За проявленное в наступательных боях мужество были награждены орденами -16 солдат и офицеров 141-й сд, медалями - 117 чел., всего 133 чел.; представлены к правительственным наградам были 16 чел. Правительственными наградами награждено: в 687-м сп - 55 чел., в 745-м сп -32 чел., 796-м сп - 7, 348-м сп - 16, 190-м ОИПТД - 11, саперном батальоне - 6.

Отдельно следует сказать о военнослужащих - женщинах, на чьи хрупкие плечи особенно тяжело ложился страшный груз войны.

Вера Петровская прибыла на фронт как медсестра, но эта должность ее не удовлетворила. Она добилась перевода в стрелковую роту и стала снайпером. И в обороне, и особенно в наступлении Петровская показывала образцы храбрости, неоднократно участвовала в боях, ходила в разведку. Она была награждена медалью «За отвагу» и орденом Отечественной войны II степени.

Сержант Ударченко была связисткой, но стремление быть более полезной, принести Родине больше пользы привело ее в разведвзвод 687-го сп. Ударченко участвовала в ночных поисках по захвату «языка», переодевшись в гражданское платье, ходила в тыл противника, выполняла самые ответственные поручения, за что была на граждена медалью «За отвагу» и орденом Красной Звезды.

Вера Пряхина служила телефонисткой в строительном батальоне. В наступательных боях она часто восстанавливала связь под огнем противника и этим оказала большую помощь командованию в управлении боем. Пряхина была дважды награждена медалью «За отвагу».

Больше всего женщин-военнослужащих было, конечно, среди медиков. Работники медицины самоотверженно, не щадя сил, работали весь период наступления, спасая жизнь раненым бойцам и командирам. Медицинские сестры Жаворонкова, Кулакова, Власенко, Морхова проявили себя подлинными патриотками, не спали по несколько суток, не отходя от постелей тяжелораненых, давали кровь для переливания. Особенно самоотверженно выполняла свои обязанности капитан медслужбы Кузнецова, которая за время наступательных боев оказала хирургическую помощь 1400 раненым, из которых 160 сделала сложные операции.

Зинаида Петровна Кузнецова окончила институт в 1941 году и сразу выехала на фронт. Она упорно работала над повышением своего профессионального уровня и стала высококвалифицированным хирургом, внесшим немалый вклад в науку о военной полевой хирургии. Приказом по 141-й сд от 12.03.43 г. № 11(н) она была награждена орденом Красной Звезды.

Капитан медслужбы Ефимия Ивановна Рогачева в свои 24 года в совершенстве овладела техникой хирургии, специализируясь в таком сложном и тонком врачебном деле, как оказание помощи при ранениях кровеносных сосудов. За свои достижения в области хирургической работы, спасение от смерти не одного десятка раненых бойцов Е.И. Рогачева была представлена к правительственной награде -ордену Красной Звезды.

Медсестра Евдокия Александровна Жаворонкова работала на железной дороге и имела «бронь», но хотела пойти на фронт. Как она рассказывала, райвоенком, посмотрев на нее, сказал: «Гм, ну ты вполне оправдываешь свою фамилию - настоящий жаворонок, куда тебе в армию - сидела бы у матери на печи». Ей было мучительно обидно за свой маленький рост, но она настояла на своем и оказалась на фронте. 15 мая 1942 г. она прибыла в часть, а уже 5 января 1943 г. была награждена медалью «За боевые заслуги». В наградном листе было сказано: «Проявила себя как дисциплинированный, исполнительный боец. Обладает исключительным умением обслуживать нужды раненых. Ее забота и внимание к бойцу граничат с материнской любовью. В напряженные дни не смыкая глаз по несколько суток, не отходит от постели больных. Такое отношение со стороны Жаворонковой способствовало быстрейшему выздоровлению раненых и возвращению их в строй. Получает на свое имя десятки писем со словами благодарности от бойцов и командиров»336. Жаворон-кова стала лучшим агитатором своей части; командир взвода врач Шлайфер говорил о ней: «Мал золотник, да дорог».

Девушки-санитарки Лида Кулакова, Соня Моторина, Мария Кудисова, Мария Фиалки-на, Аня Ватрушкина, Мария Куликова, Аня Безбородко не жалели для победа ни сил, ни крови. Все они состояли донорами, и в части не было ни одного случая, чтобы раненому при необходимости не было произведено переливание крови. В любую погоду, днем и ночью они выводили раненых с поля боя, всегда начищали до блеска полы медсанбата и придавали белизну койкам больных и раненых, проводили бессонные ночи у постели тяжелораненых.

Военврач 3 ранга Александра Яковлевна Мелай - хирург-ординатор 146-го МСБ, работала в медсанбате 141-й сд с января 1942 г. Показала себя как способный талантливый хирург, любящий свое дело, отдающий все свои силы и знания на спасение жизней раненых бойцов и командиров. За время наступательных боев она оказала хирургическую помощь 1200 раненым. Умелой и быстрой операцией Мелай вырвала из рук смерти и спасла жизнь красноармейцу 687-го сп Несмеянову С.А., красноармейцу учебного батальона Лукину КМ. Награждена орденом Красной Звезды.

Военфельдшер Анна Ивановна Мельник, старшая операционная сестра 146-го МСБ, в любых условиях обеспечивала работу операционного блока стерильным материалом, в результате чего 146-й МСБ 141-й сд имел самый низкий в 40-й армии процент смертносги по операциям грудной и брюпшой полости. Благодаря ее заботам спасены многие жизни раненых бойцов и командиров. Награждена медалью «За боевые заслуги».

Старший сержант медицинской службы Вера Алексеевна Михеева, хирургическая сестра 146-го МСБ, являлась одним из лучших специалистов по технике переливания крови и наложения шин. В трех случаях, когда жизни бойцов угрожала опасность, Михеева дала свою кровь и тем спасла им жизнь. Награждена медалью «За боевые заслуги».

Зинаида Петровна Арбузова, военврач 3 ранга, работала врачом-ординатором операционного взвода 146-го МСБ 141-й сд. За время участия в боях на своем операционном столе она оказала хирургическую помощь 1200 раненым. Ею были спасены жизни красноармейца 745-го сп К.И. Кукушкина, красноармейца 207-го осб А.Е. Наумова и др. Арбузова была награждена медалью «За боевые заслуги».

К медали «За боевые заслуги» 12.03.43 были представлены: военфельдшер Любовь Еремеевна Куница - сестра операционной 146-го отд. медсанбата 141-й сд; красноармеец Василиса Яковлевна Лыщикова - медсестра 146-го отд. медсанбата 141-й сд; военфельдшер Антонина Ильинична Митиных - фельдшер санроты 796-го сп 141-й сд, санитарка 146-го МСБ Любовь Федоровна Тютькина.

Любовь Куница потеряла на войне мужа, ее единственный брат вернулся в семью с фронта калекой. Она вступила в кандидаты ВКП(б) и менее чем через полгода за свои боевые заслуги была принята в члены партии и вскоре стала ротным парторгом, возглавив парторганизацию из 30 человек. Кроме медали «За боевые заслуги», военфельдшер Куница была награждена орденом Красной Звезды.

Конечно, не стоит забывать и военных медиков - мужчин, заслуги которых также были отмечены высокими наградами. Военврач 2 ранга Сергей Петрович Крапивин, командир медроты 146-го МСБ, проявил себя как инициативный, умелый организатор, требовательный к себе и подчиненным. Для врачей, фельдшеров и сестер им была организована учёба, благодаря чему непрерывно совершенствовались их знания. Крапивин был награжден орденом Красной Звезды.

Военфельдшер Иван Евстафьевич Боровицкий, командир санитарного взвода 1-го сб 745-го сп, за период наступательных боев вынес с поля боя 33 раненых. Награжден орденом Красной Звезды.

Красноармеец Андрей Михайлович Тюрин, уроженец г. Воронежа, участник польской кампании 1939 г., служил санитаром в 146-м МСБ. За время наступательных боев он на своих плечах перенес 2700 раненых. Награжден медалью «За боевые заслуги».

Старший военфельдшер Григорий Андреевич Белоусенко, командир санитарного взвода 687-го сп, за период наступательных боев лично вынес с поля боя 19 бойцов, а его взвод вынес с поля боя до 180 раненых. Награжден медалью «За отвагу».

Наконец, не будем забывать и о людях, чей труд позволял бойцам оживить краткие минуты отдыха между боями - работниках фронтовых редакций, авторах боевых листков, артистах и т.д. Они самоотверженно делали свое дело в самых, казалось бы, неподходящих для этого условиях - во время наступления: так, за период наступательных боев в 141-й сд было издано 5 номеров дивизионной газеты «Родина зовет» и около 70 боевых листков348. В дни наступления широко использовалась агитация художественными средствами. Армейский дом Красной Армии за несколько дней обслужил 13 тыс. бойцов и командиров и около 1000 чел. гражданского населения. На концертах, данных ансамблем армейского ДКА в 25-й гв. сд, присутствовало 1115 гвардейцев, 350 граждан, у танкистов присутствовало 500 человек. Патриотические песни, инсценировки оказывали сильное воздействие на зрителей. Джаз-ансамбль, начиная с 12 января, все время находился в разъездах, обслуживая соединения и части, ведущие бой с противником. Были организованы 3 подвижные агитбригады на автомашинах. В состав каждой бригады входили 3 агитатора и концертная группа; агитмашина оборудовалась кинопередвижкой, радиоприемником, имелась библиотечка. Агитбригады дали в частях 62 концерта, 46 киносеансов, провели с местным населением 34 беседы, а с личным составом - 28 бесед..



Назад| Оглавление| Вперёд